Универсальный внешний накопитель для всех iOS-устройств, совместим с PC/Mac, Android
Header Banner
8 800 100 5771 | +7 495 540 4266
c 9:00 до 24:00 пн-пт | c 10:00 до 18:00 сб
0 Comments

Содержание

1946: как родился ЭНИАК: vvprohvatilov — LiveJournal


70 лет назад сотрудники Пенсильванского университета Джон Преспер Эккерт и Джон Уильям Мокли по заказу Лаборатории баллистических исследований армии США создали первый электронный универсальный компьютер для расчета таблиц артиллерийской стрельбы.
Еще в 1941 году в США гарвардским математиком Говардом Эйкеном по контракту с компанией IBM на основе идей английского математика Чарльза Бэббиджа был построен компьютер «Марк I», состоящий из электромеханических реле и переключателей. Созданная Бэббиджем в 1822 году вычислительная машина состояла из шестеренок и рычагов и использовалась для вычисления логарифмических и тригонометрических таблиц.

Машина Бэббиджа

«Марк I» был запущен 7 августа 1941 года в Гарвардском университете.
Справка:
«Марк I» (Automatic Sequence Controlled Calculator — автоматический вычислитель) первый американский программируемый компьютер. Машина была заключена в корпус из стекла и нержавеющей стали. Компьютер содержал около 765 тысяч деталей (электромеханических реле, переключателей и т. п.) достигал в длину почти 17 м (машина занимала в Гарвардском университете площадь в несколько десятков квадратных метров), в высоту — более 2,5 м и весил около 4,5 тонн. Общая протяжённость соединительных проводов составляла почти 800 км. Основные вычислительные модули синхронизировались механически при помощи 15-метрового вала, приводимого в движение электрическим двигателем, мощностью в 5 л. с. (4 кВт).

Компьютер оперировал 72 числами, состоящими из 23 десятичных разрядов, делая по 3 операции сложения или вычитания в секунду. Умножение выполнялось в течение 6 секунд, деление — 15,3 секунды, на операции вычисления логарифмов и выполнение тригонометрических функций требовалось больше минуты.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Марк_I_(компьютер)

«Марк I»

«Марк I» являлся всего лишь усовершенствованным арифмометром и заменял труд 20 операторов с обычными ручными арифмометрами, однако из-за наличия возможности его программирования «Марк I» иногда называют первым реально работавшим компьютером. Но уж если быть точным, то на самом деле немецкий изобретатель Конрад Цузе создал вычислительную машину Z3 еще в 1939 году.
Машина Цузе состояла из телефонных реле. Через год Цузе предложил усовершенствовать ее, заменив реле электронными лампами. Если бы его идея осуществилась, то он опередил бы американцев с их ЭНИАКом. Но из-за запрета на долговременные научные исследование предложение Цузе было отклонено. Сегодня отреставрированную Z3 могут видеть посетители Мюнхенского музея.

Машина Z3 в мюнхенском музее

Джон Мокли еще до начала второй мировой войны сконструировал несколько простых вычислительных машин на электронных лампах. В августе 1942 года он написал небольшую работу «The Use of High-Speed Vacuum Tube Devices for Calculation», в которой он обосновал возможность построить мощную электронную вычислительную машину, основу которой составляли бы вакуумные лампы. Но тогда его предложение никого не заинтересовало.
Лишь в начале 1943 года капитан армии США Герман Голдстайн из случайного разговора узнал об идее электронного вычислителя, оценил ее военное значение и встретился с Мокли. Объединив усилия, им удалось добиться заключения контракта с военными. К Мокли присоединился способный студент Эккерт, и работа закипела.
К февралю 1944 года они сделали технический проект и приступили к его воплощению «в железо». Под их руководством к этому времени уже работало 50 человек. Мокли был главным генератором идей, а осторожный и вдумчивый Эккерт - главным конструктором.

ЭНИАК еще не был создан, а американские ученые уже разрабатывали более совершенные машины. В январе 1944 года Эккерт сделал эскизный проект компьютера, в котором программы хранились в памяти ЭВМ, а не формировалась с помощью коммутации и перестановки блоков, как в ЭНИАКе. Летом 1944 года армейский куратор проекта Герман Голдстайн познакомился со знаменитым математиком Джоном фон Нейманом и привлёк его к работе над ЭВМ. Фон Нейман внёс серьезный теоретический вклад в проект. В итоге был создан теоретический фундамент для проекта Эккарта - следующей модели вычислительной машины под названием EDVAC(ЭДВАК) с хранимой в памяти программой.

ЭНИАК

Конструкция машины была крайне сложной. Вначале предполагалось, что она будет содержать около 17,5 тысяч ламп, так как ЭНИАК должен был работать с десятичной системой счисления, потому что Мокли считал, что его компьютер должен был понятен любому человеку. Электронные лампы часто перегревались и выходили из строя, что останавливало работу всей машины. В ЭНИАКе существовало около двух миллиардов различных вариантов отказа . В итоге за неделю перегорало примерно 2-3 лампы, среднее время работы лампы составляло 2500 часов. Мокли и Эккерту удалось добиться 20-часовой непрерывной работы ЭНИАКа без поломок. За каждые 20 часов работы вычислительная машина выполняла месячный объём работы операторов с механическими арифмометрами.

Когда ЭНИАК прошел все испытания, война уже закончилась и его переориентировали для расчетов параметров термоядерной бомбы.

Эккерт и Мокли у ЭНИАКа

По быстродействию ЭНИАК опережал «Марк-I» в тысячу раз. На нем стали выполнять расчеты по всем проблемам, связанным с термоядерным оружием, в частности по прогнозам погоды в Советском Союзе для предсказания направления выпадения ядерных осадков в случае ядерной войны, а также составлялись таблицы стрельбы ядерными боеприпасами.
В 1950 году на ЭНИАКе под руководством фон Неймана был впервые сделан численный прогноз погоды, на что ушло целых пять недель.
ЭНИАК проработал 10 лет и был выведен из строя лишь в 1955 году.
Как известно, первым термоядерную (водородную) бомбу создал СССР, у которого тогда не было таких вычислительных машин, как американский ЭНИАК. Параметры отечественной супербомбы рассчитывались следующим образом: стояло три длинных ряда столов, за каждым из них сидел оператор и на арифмометре «Феликс» выполнял только одно действие. Результат записывался в карточку и передавался следующему оператору в ряду.


Все три ряда выполняли одинаковые вычисления, результаты которых сравнивались. В случае расхождения определялся оператор, который сделал ошибку, и с этого места вычисления повторялись еще раз.
Точно так же рассчитывались орбиты первых советских спутников.
Первая советская ЭВМ была разработана лабораторией С. А. Лебедева на базе киевского Института электротехники АН УССР и запущена 6 ноября 1950 года.
Хотелось бы обратить внимание на некоторые характерные для американского инновационного процесса особенности разработки ЭНИАКа.
Во-первых, куратором разработки был назначен капитан Герман Голдстайн, «первооткрыватель» Мокли и его идеи электронного вычислителя. Никому не пришло в голову назначить на его место какого-нибудь четырехзвездного генерала, не было никаких откатов и кумовства. Во-вторых, сам Мокли признавал превосходство студента Эккарта как конструктора и никогда не подсиживал своего напарника.
Сегодня традиции добросовестной конкуренции во многом утеряны на высших уровнях американского ВПК. Оттого и рождаются такие непригодные к реальным боевым действиям «демонстраторы технологий», как эсминцы «Замволт» или злосчастный стелс-истребитель F-111, а бюджеты на их создание вырастают до космических размеров.
Возможно, поэтому самые мощные современные компьютеры находятся сегодня в Китае. Что касается всем известного отставания отечественной компьтерной инженерии, то она, на мой взгляд, стала следствием не научно-технического застоя (талантливых конструкторов в СССР хватало во все времена), а исчезновением стратегического целеполагания. И эта проблема не преодолена, как мне кажется, и до сих пор.
Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

http://argumentiru.com/hitech/2016/08/436090

Как первый в мире компьютер спасли от забвения на свалке

Эксцентричных миллиардеров сложно чем-то удивить, поэтому, получая расплывчатые задания, их помощники всегда должны мыслить масштабно.

Люди, работающие на Росса Перо поступили именно так, когда в 2006 году их босс объявил, что хочет декорировать свой офис в Плано, штат Техас [пригород Далласа, – здесь и далее прим. перев.] «реликвиями» из мира вычислительной техники. Зная, что нескольких жалких Apple I и Altair 880 будет недостаточно, чтобы удовлетворить запросы бывшего кандидата в президенты, его сотрудники решили нацелиться на более крупную рыбу и найти большой блок от ENIAC (Electronic Numerical Integrator And Computer, Электронный Числовой Интегратор и Вычислитель).

ENIAC, 27-тонный клубок электронных ламп и диодов, занимавший площадь в 1800 квадратных футов [ок. 167 кв.м.], считается первым в мире настоящим компьютером (хотя некоторые называют это утверждение спорным). Та часть этого компьютера, которую помощники Перо разыскали и с любовью восстановили, сейчас впервые выставляется на публичное обозрение на той же военной базе, где ENIAC практически сгнил, оставшись в забвении.

Компьютер ENIAC, 1946 год

ENIAC был задуман в разгар Второй Мировой войны как средство, способное помочь артиллеристам вычислять траектории полета снарядов. Хотя его сборка началась за год до Дня Д [день высадки армии союзников в Нормандии, 6 июня 1944 года], компьютер впервые заработал только в ноябре 1945, когда гром орудий вооруженных сил США уже утих. Но военные продолжали видеть перспективы в использовании ENIAC, так как началась Холодная Война – машину с 17 468 электронными лампами взяли в оборот создатели первой водородной бомбы, которым нужно было протестировать возможности своих ранних разработок. Ученые из Лос-Аламос позднее заявляли, что не смогли бы достичь успеха без невероятных вычислительных возможностей ENIAC: машина могла выполнить 5 000 операций в секунду – это делало ее в тысячи раз быстрее электромеханических вычислителей того времени (к слову, iPhone 6 может выполнить 25 миллиардов операций в секунду).

Дж. Преспер Эккерт и Джон У. Мокли с компьютером ENIAC. Университет Пенсильвании, 1946

Однако, когда в 1955 году армия объявила ENIAC устаревшим, к историческому изобретению отнеслись без должного уважения: 40 панелей компьютера, каждая из которых весила примерно 858 фунтов [

почти 390 кг.], разделили и складировали без особой аккуратности. Часть аппаратного обеспечения осталась в руках тех, кто ценил значимость машины: например, инженер Артур Беркс пожертвовал свою панель Университету Мичигана, а Смитсоновский институт постарался приобрести пару панелей для собственной коллекции. Но как к своему огорчению пришлось констатировать Либби Карфт, директору специальных проектов Перо, большая часть ENIAC пропала на разрозненных складах почти как Ковчег Завета в конце фильма «Индиана Джонс: в поисках утраченного ковчега».

Потерянный под тоннами бумаг

«Время шло, и новые сотрудники, приходя на склады, получали в наследство журналы записей, которые велись не так хорошо, как следовало бы», – говорит Крафт, которая была главным лицом, ответственным за поиск того, что осталось от ENIAC. «И когда им нужно было дополнительное место, они вполне могли обратить внимание на груду металла, о которой им ничего не было известно. А потом запросто могли от нее избавиться».

Крафт была на грани того, чтобы прекратить поиски, когда один армейский чиновник отыскал документы, свидетельствующие о том, что часть панелей когда-то были перевезены с испытательного полигона в Абердине (штат Мериленд) в Форт Силл в Оклахоме в военный музей полевой артиллерии. Когда Крафт обратилась в Форт Силл, чтобы навести справки, куратор музея был в шоке, узнав, что в музее находился самый большой в мире блок ENIAC – в общей сложности девять панелей, все из которых хранились в безымянных деревянных ящиках, которые никто не открывал уже многие годы. Представителям Форта Силл неизвестно, как у них оказалась практически четверть компьютера ENIAC, часть которого была привезена в Оклахому с Военного Склада в Аннистоне (штат Алабама).

Техник ENIAC меняет электронную лампу

Крафт заключила сделку, согласно которой ее компания могла позаимствовать панели из Форта Силл в обмен на обещание отреставрировать аппарат до достижения внешнего сходства с прежним его величием. Реставрационный проект вел Дэн Глиисон, инженер из Perot Systems, у которого не было никакого опыта в починке винтажных компьютеров. Глисон достаточно быстро выяснил, что не сможет заставить полученную часть ENIAC выполнять реальные операции – для этого понадобились бы все 40 панелей, не говоря уже о тысячах новых компонентов и технических знаниях, которые были давно утрачены. Но он смог добиться того, чтобы компьютер хотя бы внешне выглядел так, что становилось ясно: вычислить идеальную траекторию полета снаряда из гаубицы – задача не из простых.

Реставрация и возвращение домой

Первым делом Глисон постарался убрать косметические дефекты панелей – металл внешней оболочки сильно проржавел (одна из восьми панелей была так сильно повреждена влагой, что спасти ее не удалось). Глисон отшлифовал панели пескоструйным аппаратом, затем покрыл их черной высокотемпературной краской, которую закупил у десятков автосервисных магазинов и станций техобслуживания. Когда краска высохла, Глисон и его сын, Джонатан, принялись кропотливо припаивать к панелям 600 новых ламп. Лампы были подключены к датчику движения, поэтому начинали хаотично загораться при появлении посетителя. Глисон также сделал большую стальную раму, которая не давала панелям опрокинуться, а выступающим по бокам электронным лампам – разбиться (не говоря уже о том, что падающая панель могла бы сделать с человеком, по несчастливой случайности оказавшимся поблизости).

Обновленный ENIAC занял место в офисе Перо в 2007, но там его могли увидеть сравнительно немногие – офис находился в защищенном помещении, в которое вход посторонним был воспрещен, хотя несколько энтузиастов смогли получить разрешение на проведение специальных экскурсий. Но не так давно компания Перо, которую в 2009 поглотила Dell, объявила, что скоро предпримет новый этап поисков – так что пришло время вернуть панели в Форт Силл. Пласт истории компьютеров весом в 6 864 фунта [больше 3 113 кг.], обернутый в горы пузырчатой пленки, проделал обратный путь в Оклахому в конце сентября. Поскольку Дэн Глисон предусмотрительно использовал для подключения ламп простые разъемы типа «лопатка» и широко распространенные 12-канальные DMX-контроллеры, музей Форта Силл без труда привел конструкцию в рабочее состояние. Труднее всего было собрать стальную раму, которая оказалась сложнее, чем предполагали работники музея.

Панели ENIAC начали демонстрировать посетителям Форта Силл в конце октября, хотя экспонат все еще требует проведения некоторых реставрационных работ. Музей, в частности, находится в процессе приобретения дополнительных электронных ламп, чтобы придать аппарату более «натуральный» облик. Панели, конечно же, никогда уже не смогут производить настоящие вычисления, но это, возможно, и к лучшему. Даже в период своего активного использования, ENIAC должен был потратить целых 30 миллисекунд на вычисление квадратного корня из сложного числа. У кого бы хватило терпения на это сейчас?

Посты и ссылки по теме:

Зарождение компьютерной индустрии США (1945-1960-е гг.) / Аналитика

Автор: Максим Бланк

Первые электронно-вычислительные машины (ЭВМ) появились уже во время второй мировой войны благодаря потребностям армии в высокоскоростных вычислениях. Первыми компьютерами следует считать британский Colossus (1943) и американский ENIAC (Electronic Numeric Integrator, Analyzer and Computer, 1945). Colossus создавался для раскодирования немецких военных шифров и справился с поставленной задачей столь эффективно, что во многом изменил ход военных действий и предопределил победу союзников.

Начало компьютерной индустрии США было положено в ноябре 1945 г., когда по заказу исследовательской лаборатории по баллистике армии США (US Army's Ballistics Research Lab) Пенсильванский университет закончил секретный проект - создал первый программируемый вычислитель ENIAC. Контракт был заключен в 1943 г., когда армия США высадилась в Северной Африке и столкнулась с качественно новыми природными условиями. Потребовались новые артиллерийские таблицы баллистики, для расчета которых нужны были вычислительные мощности, которых просто не могли обеспечить существовавшие устройства. Результатом явилась постройка ENIAC - первой ЭВМ, состоявшей из 17648 вакуумных ламп, весившей 30 тонн, занимавшей 1000 квадратных футов и потреблявшей 130-140 киловатт электроэнергии. ENIAC был закончен слишком поздно, чтобы его можно было использовать для первоначальной цели. Но, несмотря на то, что многие военные проекты были прерваны в конце войны, работа над ENIAC продолжалась. Интерес военных к высокоскоростным вычислениям и их использованием в разработке ядерного оружия обеспечили продолжавшуюся поддержку правительством новой технологии.

Для проверки работы ENIAC была выбрана задача расчета возможности создания водородной бомбы - это говорило о том, что роль компьютера в послевоенные годы не снизилась, а скорее возросла. В Филадельфию были посланы представители научной лаборатории Лос-Аламос для проведения расчетов в области ядерной физики. Эти расчеты продолжались до передачи ENIAC в научное пользование в феврале 1946 г.

Военные и гражданские лица постепенно начинали понимать, что ценность применения компьютеров заключалась не только в сферах, связанных с производством оружия и национальной безопасностью. Американским правительством была переосмыслена роль государства в поддержке научных исследований. Вторая мировая война во многом представляла собой битву знаний (использование радаров и расшифровка немецких и японских шифров внесли значительный вклад в победу союзников). Требовалось сохранить и приумножить научный потенциал, накопленный во время войны. В докладе В. Буша "Наука: бесконечный фронтир" говорилось о необходимости государственной поддержки неприбыльных для частных фирм теоретических исследований, a особо подчеркивалась необходимость передачи военных технологий в гражданскую индустрию. Во время войны В. Буш возглавлял Офис научных исследований и разработок, в его задачу входила организация технических ресурсов страны для военных целей, де-факто он также являлся главным советником президента Рузвельта по вопросам науки и технологии. Его доклад послужил неким идеологическим базисом для послевоенной политики правительства в области поддержки науки.

Государственная поддержка зарождавшейся индустрии имела особенно важное значение на первом этапе (40-50-e гг.). Правительство не пыталось напрямую инвестировать средства в фирмы, разрабатывавшие компьютеры. Вместо этого, поддержка шла в форме покупки готовых компьютеров у корпораций. Правительство, действовало как "информированный первый пользователь", устанавливало цели и размещало заказы для их достижения. Более того, это делалось не через единый скоординированный план, а путем предоставления денег различным правительственным организациям, каждая из которых самостоятельно проводила торги по своим контрактам. Первыми разместили заказы лаборатории комиссии по атомной энергии, крупные производители военных самолетов, работавшие по правительственным контрактам и другие организации. В сущности, правительство создало рынок для мощных компьютеров, создав информированных пользователей, каждый из которых оказывал влияние на создание компьютеров соответствующих их нуждам.

Послевоенная ситуация на американском рынке устройств обработки информации выглядела следующим образом: существовали две крупные компании, имеющие большой опыт разработки электромеханического счетного оборудования (табуляторов) - Remington Rand и IBM, причем последняя доминировала на рынке (около 90% в 1952 г.) благодаря техническому превосходству продукции и успешному маркетингу. В конце 40-х возникли две новые компании, ориентированные исключительно на новый, перспективный, благодаря государственным заказам, рынок ЭВМ - компания Eckert-Mauchly Computer Corp (EMCC), основанная создателями ENIAC - П. Эккертом и Дж. Мочли и Engineering Research Associates (ERA), созданная группой инженеров, во время войны выполнявших заказы флота по созданию специального оборудования для взлома шифров.

Компания EMCC была организована в 1947 г. создателями ENIAC Дж. Мочли и П. Эккертом, их целью было создание универсального компьютера для широкого коммерческого применения. Разработанная ими машина UNIVAC (Universal Automatic Computer) представляла собой электронное устройство с хранимыми в памяти программами, которые вводились туда уже не с перфокарт, а с помощью магнитной ленты; это обеспечивало высокую скорость чтения и записи информации, а следовательно, и более высокое быстродействие машины в целом. Получив небольшой исследовательский грант от Национального бюро стандартов (75 тыс. дол.), фирма приступила к созданию своего первого компьютера. Однако общие издержки проекта превысили имеющуюся сумму, и компания вынуждена была искать новые источники средств на стороне.

В 1948 г. по заказу компании Northtrop Aircraft был построен небольшой компьютер BINAC, но издержки создания оказались больше зафиксированных в контракте, и этот проект еще более ухудшил финансовое состояние компании. Ко всем прочему компания потеряла ряд потенциальных военных заказчиков в связи с обвинением Мочли в симпатии к коммунистам. Позднее он был оправдан, но время уже ушло. Компьютером Мочли и Эккерта заинтересовалась компания American Totalisator, производившая оборудование для автоматизации расчетов ставок и выигрышей. Вице-президент компании Х. Страус считал, что созданный компьютер можно будет впоследствии использовать в основном бизнесе компании, и обязался купить 40% акций за 500 тыс. дол. Однако в 1950 г. он погиб в авиакатастрофе и компания отказалась от сделки. Будучи инженерами и не обладая деловыми талантами, Мочли и Эккерт были вынуждены заняться поисками покупателей для своей компании.

В начале 1950 г. Мочли встретился с Т. Уотсоном-старшим, президентом IBM, с предложением о продаже компании. Глава IBM отказался от предложения Мочли по нескольким причинам:

  1. Спрос на оборудование IBM в тот период был настолько высок, что фабрики работали в три смены, и не было нужды переключаться на новый вид продукции.
  2. IBM сделала громадные капиталовложения, и ей принадлежала большая часть патентов, относящихся к табуляторам. Производство компьютеров сделало бы уже установленную перфокарточную технику устаревшей, и IBM лишилась бы основного источника дохода.
  3. Субъективный фактор. Глава компании Т. Уотсон-старший был противником диверсификации продукции компании. Он публично утверждал, что "IBM - компания, которая будет существовать, постоянно базируясь на перфокартах". Уотсон считал, что перфокарты более удобное средство хранения информации, чем магнитная лента, использовавшаяся в UNIVAC, т.к. большинство операций, используемых в коммерческом деле, например, таких как сортировка данных, удобнее выполнять с помощью перфокарт. Однако он недооценил перспективы новой технологии, когда данные с магнитной ленты считывались в оперативную память, в которой непосредственно и шла сортировка, после чего данные записывались на ленту обратно, что давало большой выигрыш по скорости.
  4. Опасения возможности антитрестовского расследования со стороны департамента юстиции. По этой же причине позднее было отвергнуто аналогичное предложение руководства компании ERA.

Вскоре Мочли и Эккерт продали EMCC конкуренту IBM - компании Remington Rand, что дало ей возможность стать лидером на первом этапе развития компьютерной индустрии.

Вторым пионером новой отрасли была компания ERA, основанная в 1946 г. при активном содействии флота. В 1947 г. ERA получила заказ на создание компьютера общего применения, для выполнения задач взлома шифров, которые ранее требовали специального оборудования. В 1950 г. компьютер был закончен и начал успешно функционировать в Вашингтоне. Модифицированную версию этого компьютера - ERA 1101 флот разрешил поставлять на коммерческий рынок. Однако на эту модель не поступило ни одного заказа, т. к. этот компьютер не мог работать с популярными у заказчиков перфокартами, к нему не прилагалась инструкция по эксплуатации, а также не было предпринято никаких маркетинговых усилий по его продвижению на рынке. Еще более усугубила положение статья, появившаяся в прессе в 1950 г. , в которой проливался свет на слишком тесные взаимоотношения компании и флота. Было проведено расследование, и счета компании были временно арестованы. В 1951 г. из-за возникших финансовых трудностей компания была продана фирме Remington Rand.

Компания Remington Rand была создана в 1927 г. путем слияния компаний Remington Typewriter и Rand Kardex. В 1920 г. была приобретена фирма Powers Accounting Machine Company, единственный конкурент IBM на рынке табуляторов, что значительно расширило ассортимент продукции фирмы.



Remington Rand: Расчетка зарплаты сотрудников Grunman Aircraft Engineering Corp

Подобно IBM, Remington Rand изначально производила офисную технику: пишущие машинки, арифмометры, табуляторы и т.д. Фирма также пыталась конкурировать с IBM на ее традиционном рынке табуляторов и перфокарт, введя собственный стандарт-перфокарту с 90 колонками, вместо перфокарты с 80 как у IBM, что давало увеличение емкости перфокарты. Однако в результате производимые компанией табуляторы были не совместимы с оборудованием IBM и имели худшие технические характеристики, что в конечном счете, привело к уменьшению рыночной доли компании, а следовательно, и ее доходов. Поэтому возникновение нового рынка ЭВМ давало компании новый шанс обогнать своего давнего конкурента.

Таблица 1.1 Наиболее крупные фирмы на рынке офисной автоматизации (1945 г.)

Название фирмы Доход (млн. дол.) Прибыль (млн. дол.)
IBM 141.7 10.9
Remington Rand 132.6 5.3
NCR 68.4 2.2
Burroughs Adding Machine 37.6 2.3

В конце 1940-х гг. глава компании Д. Рэнд поставил цель одновременного создания компьютеров трех типов: ЭВМ для правительственных организаций, научных исследований и для бизнеса, которые заменили бы морально устаревшие табуляторы.

Рэнд добился двух первых поставленных задач путем приобретений: EMCC в 1950 г.- которая по его замыслу должна была создавать компьютеры для правительственных организаций, и ERA в 1951 г.- компьютеры для научных и коммерческих организаций. Эти два приобретения дали возможность Remington Rand первой выпустить на рынок коммерческий компьютер Model 409 в 1951 г. Позднее компания модифицировала Model 409 и успешно продавала ее под торговой маркой UNIVAC 60/120 до конца 1950х. Однако основной доход компания получала от продажи ЭВМ, разработанной EMCC-UNIVAC. Торговая марка UNIVAC приобрела большую известность в 1950х. 4 ноября 1952 г., в ночь президентских выборов, канал CBC News использовал UNIVAC для раннего прогноза результатов. По данным опроса лидировал Э. Стивенсон, но компьютерный анализ предсказал чистую победу Д. Эйзенхауэра. Не доверяя технике, журналисты обнародовали результаты уже после выборов, но марка UNIVAC осталась у многих в памяти. Более того, в массовом сознании название "univac" и термин "computer" стали синонимами. Первый произведенный UNIVAC I был установлен в бюро переписи населения в 1951 г. Всего было произведено и продано 46 таких машин на сумму более 1 млн. дол.

UNIVAC I использовал 5 200 вакуумных ламп, весил 13 тонн, потреблял 125 кВт, и мог выполнить приблизительно 1 905 операций в секунду на частоте 2.25 МГц.

Весь компьютер занимал площать 35.5 квадратных метров площади.

Главный конкурент Remington Rand - IBM, несколько запоздала с выходом на новый рынок, вследствие ряда объективных и субъективных факторов. Являясь крупнейшей компанией на рынке, IBM долгое время пыталась самостоятельно, без помощи государственных контрактов, создать ЭВМ, чтобы сохранить за собой эксклюзивные патенты на разработанную технологию. Однако даже такая крупная компания (чистый доход в конце 40-х гг. около 40 млн. дол. в год) не могла взять на себя риск создания ЭВМ без гарантированного заказа на покупку. Перспективы рынка на тот момент были достаточно неопределенны, даже эксперты высказывали сомнение в будущем электронных машин, недостаточно надежных на тот момент. По мнению одного из специалистов в области вычислительной техники Г. Эйкена "Никогда не будет достаточно проблем и работы для более чем одного или двух компьютеров". К тому же, создание ЭВМ делало предыдущую линейку оборудования морально устаревшей.

К субъективным факторам, затормозившим вступление компании на рынок ЭВМ можно отнести роль управляющего компанией Т. Уотсона-старшего, традиционно консервативно относившегося к диверсификации компании.

IBM является старейшей компанией на американском рынке информационного оборудования. Корни компании IBM восходят к Computer Tabulating and Recording company (CTR), которая образовалась благодаря слиянию трех компаний в 1911 г. Первые две не оказали особого влияния на будущее IBM, одна из них занималась производством табельных часов, другая весов и машинок для нарезки пищевых продуктов. Третья - Tabulating machine company занималась производством табуляторов. Впервые эти машины были применены для обработки переписи населения в 1890 г. Благодаря использованию табуляторов обработка переписи была ускорена в три раза. Во главе новой объединенной компании встал Т. Дж. Уотсон-старший. Его по праву можно назвать отцом-основателем IBM. Именно в период Уотсона были заложены те принципы, которые впоследствии стали стержнем IBM: ориентация на совершенную продукцию и сервис, внимание к вопросам этики (честность, добропорядочность, преданность компании). Компания производила пишущие машинки, настольные калькуляторы и табуляторы. Однако основным и наиболее прибыльным бизнесом было производство табуляторов и перфокарт. Именно перфокарты, заказываемые миллионами, довели прибыль IBM до огромных размеров.

Во время войны корпорация снабжала армию табуляторами, которые ускоряли обработку документов, порожденных всеобщей мобилизацией. Но главным вкладом была разработка под руководством гарвардского математика Г. Эйкена и финансово-технической поддержке IBM электромеханического компьютера Mark I. В длину он достигал 17 м и в высоту более 2,5 м, содержал около 750 тыс. деталей, соединенных проводами общей протяженностью около 800 км. Машина была передана в ВМФ и использовалась для выполнения сложных баллистических расчетов. Уже в ходе создания наметились значительные разногласия между Т. Уотсоном и Г. Эйкеном, результатом которых стало желание фирмы самостоятельно создать технику с более высоким быстродействием.

Поскольку руководство фирмы в лице Т. Уотсона-старшего было против быстрой переориентации фирмы на производство компьютеров, инженеры компании настойчиво стремились вызвать у администрации интерес к происходящей компьютерной революции и, наконец, им удалось найти заинтересованного руководителя в лице Томаса Дж. Уотсона-младшего, вице-президента фирмы и сына председателя ее правления. Его влияние впоследствии выразилось в постепенном переходе компании к производству компьютеров. Для того, чтобы не идти на прямую конфронтацию с отцом, Уотсон-младший выпустил инструкцию, которая давала преимущество людям с ученой степенью в математике, физике или электронике при приеме на работу в IBM - это позволило создать базу для экстренной программы по разработке компьютера, начатой в 1951 г.

Во время Корейской войны, патриотически настроенный Уотсон-старший предоставил производственные ресурсы IBM для помощи в войне. Т. Уотсон-младший и его сотрудники, использовали эту возможность для разработки компьютеров для правительственных организаций. Были заключены договоры с 18 правительственными организациями на поставку ЭВМ, получившими патриотическое название Defense Calculator, использующими для хранения информации магнитную ленту. Впоследствии, когда это имя сослужило свою службу, компьютер был переименован в Model 701, и под этим именем успешно продавался на коммерческом рынке. С 1955 г. начались отгрузки Model 702, а позже и ее улучшенной версии Model 705, а позднее все модели линейки 700 были оснащены памятью на основе ферритовых колец. О грандиозном успехе серии 700 говорит также тот факт, что эта линейка переросла в новую линейку 7000, когда новым базовым элементом вместо вакуумных ламп стали транзисторы. С 1955 г. количество установленных компьютеров 700-й серии впервые превысило количество компьютеров, произведенных Remington Rand.

У IBM, также как и у Remington Rand, существовало две линейки компьютеров - для правительственных организаций и для крупного, малого и среднего бизнеса. Линейка 700, выпускавшаяся на фабрике в Пухкипси, представляла собой первое направление, а вторая, более старая фабрика в Эндикоте, с 1954 г. начала выпускать не менее успешную Model 650 для малого и среднего бизнеса, цена аренды которой составляла всего лишь 3.250 дол. в месяц. Было продано более тысячи таких компьютеров, таким образом, Model 650 можно назвать первым компьютером производимым массово.

В середине 50-х гг. IBM добилась доминирующего положения на обоих сегментах зарождавшегося компьютерного рынка. Одним из показателей успеха явилось то, что в 1956 г. для прогнозирования результатов выборов использовалась уже техника IBM.



График 1.1 Динамика объема продаж IBM (млн. дол.)

Окончательный разрыв с прошлым - отход компании от производства перфокарт и табуляторов начался с 1956 г. По результатам расследования департамента юстиции, чтобы избежать антитрестовского процесса, руководство IBM подписало согласительное постановление, по которому компания обязалась не только сдавать в аренду табуляторы, но и продавать их, разрешить клиентам покупать части своих систем у конкурентов. Подобное решение, преследующее цель ослабить фирму как изготовителя перфокарт и табуляторов, не оказало большого влияния на будущее компании, связанное уже не с перфокартой, а с компьютерами.

Однако антитрестовские соображения в свое время помешали IBM приобрести компании EMCC и ERA, последствием этого стал "поздний старт" компании в области ЭВМ в силу недостатка опыта в новой сфере. Однако не будь у IBM столь сильного конкурента, каким стала Remington Rand, компания продолжала бы основываться на устаревшей электромеханической технологии, т.к. даже маркетинговые исследования показали, что выполнение ряда задач на старом оборудовании более экономично, и, следовательно, более эффективно. Можно констатировать, что в данном случае правительство сыграло положительную роль, усилив конкуренцию на зарождавшемся рынке.

В течение 1950-х годов оборонные программы, научные исследования и развитие инженерии, расширение сферы применения обработки данных заложили фундамент для гражданской компьютерной индустрии.

На первом этапе лидером стала корпорация Remington Rand, благодаря покупке двух пионеров индустрии - компании ERA и EMCC. IBM добилась преобладающей позиции на новом рынке к середине 1950-х гг. Успех фирмы был предопределен ее предшествующим развитием в эпоху табуляторов: были подготовлены квалифицированные кадры, специализировавшиеся на продажах устройств для обработки информации, создана клиентская база, построены производственные мощности.

Главная причина неудачи Remington Rand заключалась в отсутствии приемлемой модели для малого и среднего бизнеса. Компьютеры производимые ERA, не получили широкого распространения в силу слабой технической поддержки и отсутствия рекламы. Рынок научных компьютеров обладал меньшей потенциальной емкостью в сравнении с рынком компьютеров для бизнеса, поэтому даже успешные продажи компьютера UNIVAC и его хорошо известная торговая марка не смогли улучшить ситуацию. Компании требовалась удачная модель для расширявшегося коммерческого рынка. В результате, в 1955 г. компания Remington Rand была куплена фирмой Sperry Gyroscope, занимавшейся производством оборудования по военным контрактам. А в 1986 г. фирма SperryRand объединилась с компанией Burroughs и изменила название на Unisys, полностью покинула рынок мейнфреймов, и в настоящее время занимается оказанием услуг в области информационных технологий.

Дополнительные материалы:

Глава 8. Великое противостояние: AMD vs Intel
Глава 7. Palm против Handspring
Глава 6. NexGen: "чистый" процессор
Глава 5. AMD: 30 лет гонки за лидером
Глава 4. Сказ о том, как Intel игрушками занялся.
Глава 3. Как закалялся "Palm".
Глава 2. Третий элемент "Apple".
Глава 1. NSP - быть или не быть?

Если Вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Всемирный День компьютерщика - Парламентская газета

Компьютер ENIAK. фото: public domain

14 февраля отмечается неофициальный, но важный праздник День компьютерщика. 14 февраля 1946 года научному миру и всем заинтересованным был продемонстрирован первый реально работающий электронный компьютер ENIAC I (Electrical Numerical Integrator And Calculator).

Интересно, что работы по разработке первой вычислительной машины спонсировались американской армией, которой компьютер был необходим для проведения военных расчетов, планирования и программирования. ENIAC I проработал до 23 часов 45 минут 2 октября 1955 года, а потом был разобран.

Конечно, были и более ранние компьютеры, но это все прототипы и экспериментальные варианты. А ENIAC был разработан для решения одной из серьезных и нужных задач того времени: для обсчета баллистических таблиц армии. В армии были отделы, занимающиеся обсчетом баллистических таблиц для нужд артиллерии и авиации. Работали в этих отделах люди на должности Армейского Калькулятора.

Естественно, мощности и производительности этих «вычислительных ресурсов» армии не хватало. Именно поэтому кибернетики в начале 1943 года приступили к разработке концепции нового вычислительного устройства — компьютера ENIAC.

В свой праздничный день компьютерщики принимают поздравления от начальства, коллег, родных и близких. В крупных компаниях устраивают различные мероприятия: семинары, лекции, выставки. Не обходится этот день и без корпоративных вечеринок. На них коллеги поздравляют друг друга, дарят тематические сувениры в виде статуэток, чашек, ручек, мышек, флешек. Заказывают праздничные необычные торты, надевают футболки с компьютерной символикой.

Отмечают праздник и студенты и преподаватели вузов, где обучаются будущие профессионалы.

В СМИ обычно в этот день освещаются вопросы о новинках в компьютерной сфере, планы и разработки на будущее. Печатаются биографии знаменитых и успешных людей в данной области.

ENIAC: начало цифровой революции | Александр Сальников

Автор: Александр Сальников, опубликовано 14.02.2016 в рубрике История| ∞

Сегодня не только День влюбленных, но еще и День начала цифровой революции. Не слышали про такой? А пора бы отмечать его официально, ибо ровно 70 лет назад обществу показали первый цифровой компьютер, который назывался «ENIAC» — «Electronic Numerical Integrator and Computer» («Электронный числовой интегратор и вычислитель»).

На самом деле, первый компьютер появился намного раньше. Разработка его началась в 1943 году в Пенсильванском университете. Главная цель, которую преследовала группа разработчиков под руководством Джона Эккерта и Джона Мокли, — переплюнуть машины «Z1» и «Z3», созданные в Германии под руководством Конрада Цузе. Все они — и «Z1», и «Z3», и «ENIAC» — предназначались для рассчетов баллистических таблиц.

Компьютер «ENIAC». Фотография Армии США, не ранее 1946 года.

Шла Вторая мировая война, артиллерия использовалась всеми сторонами, только вот с процессом стрельбы были проблемы: орудие — не пистолет в руках гангстера, стрелять надо не в упор, а за десятки километров, и — что самое главное — попадать в цель. К этому времени уже была придумана довольно сложная теория, описывающая поведение пули или снаряда после выстрела, и ее нужно было использовать для расчетов траектории. Только вот солдатам на поле боя было как-то не до бумажек с интегралами и логарифмических линеек, поэтому заранее для каждого типа орудия рассчитывалась так называемая баллистическая таблица — она показывала, куда упадает снаряд после выстрела при разном положении ствола, скорости ветра и т. п. Вот такие таблицы и нужно было считать в массовых количествах.

Кстати, название «компьютер» произошло от профессии «компьютер» — так называли человека, который сидел и целую смену — восемь часов — считал. Считал он не просто так: у него была строгая инструкция, описывающая порядок действий (все примитивные арифметические операции выполнялись на счетах, логарифмических линейках или арифмометрах). Люди-компьютеры никогда не работали в одиночку: одно задание «распараллеливаось» на несколько десятков или даже сотен компьтеров. Вот поэтому уже в 1930-ых появились идеи ускорения процесса расчетов. Машины серии «Z», разработанные Цузе, использовали реле с телефонных станций и работали с двоичными кодами, что, с одной стороны, позволяет назвать их первыми электронными компьютерами. С другой — в них была заложена одна программа.

Разработчики «ENIAC» пошли дальше. Во-первых, они сменили элементарную базу: «ENIAC» использовал электронные лампы, что существенно ускоряло его работу. Во-вторых, в «ENIAC» можно было «заложить» любую программу, а не только ту, которая выдавала баллистические таблицы. Собственно, возможность легкой смены программы и позволяет назвать «ENIAC» первым компьютером в современном понимании этого слова (про «легкость» его программирования — чуть ниже).

Компьютер обошелся американскому правительству в 486 802 доллара 22 цента — это два – три миллиона сегодняшних долларов. Весил он 27 метрических тонн, и потреблял 174 киловатта электроэнергии (для сравнения: дом, в котором я сейчас живу, имеет ввод на 420 киловатт).

Две женщины вводя программу в компьютер «ENIAC». Фотография Армии США, не ранее 1946 года.

Программирование компьютера осуществлялось «шнурками» — примерно так же, как «барышня» соединяла абонентов на первых телефонных станциях. Только «шнурков» было намного больше, и ввод программы занимал около двух суток. Кстати, несмотря на то, что программа задавалась в двоичном коде, данные хранились в десятичном коде: всего лишь двадцать ячеек памяти с точностью до двадцати разрядов, то есть в современном понимании объем памяти у «ENIAC’а» составял всего 1600 байт. Одну тысячу шестьсот байт, Карл! При двадцати семи тоннах массы!

Проект очень сильно критиковался современниками: каждую секунду могло произойти любой и зпримерно 1 миллиарда 800 миллионов отказов. Однако, этого не происходило. Хотя абсолютно надежным аппарат назвать нельзя: каждую неделю перегорало в среднем две лампы, а средний срок работы без отказа был всего 20 часов. Слабо сейчас раз в неделю менять видеокарту?..

Компьютер «ENIAC». Общий вид. Фотография Армии США, не ранее 1946 года.

Проект был сугубо секретным: пользоваться им могли только Армия США, либо специалисты, работавшие на американскую «оборонку». Рассекретить компьютер решили только в 1946 году, после завершения Второй мировой войны. Держать его в тайне уже не имело смысла: и баллистические таблицы уже посчитаны, и фон Нейман начал проектировать новый, более совершенный компьютер. Правда, рассекретив сам комьютер, американское правительство до сих пор держит в тайне и детали его появления на свет, и всю историю его эксплуатации до 14 февраля 1946 года (впрочем, я думаю, что пройдет еще лет тридцать, и те архивы за давностью лет откроют для широкой публики).

Дальнейшая история компьютеров известная всем: в 1951 году ими заинтеровался бизнес, в 1970-ых — домашние пользователи, в начале 1990-ых появился массовый интернет. Интересно, думали ли ответственные чиновники американского правительства тогда, вечером 14 февраля 1946 года, что они только что устроили подлинную мировую революцию — цифровую?..

Не забывайте лайкать:

Метки: 1940s, 1946, ENIAC, IT, дата, компьютер, софт, США

Семьдесят лет компьютерной эры. Первая декада: 1946 – 1956::Журнал СА 05.2016

Рубрика: Карьера/Образование /  Хроники ИТ

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

 ВЛАДИМИР ГАКОВ, писатель, специалист по научной фантастике, журналист, лектор. Окончил физфак МГУ. Работал в НИИ. С 1984 г. на творческой работе. В 1990-1991 гг. – Associate Professor, Central Michigan University. С 2003 г. читает курс по истории бизнеса в Институте бизнеса и делового администрирования (ИБДА) Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Автор 8 книг и более 2000 публикаций

Семьдесят лет компьютерной эры
Первая декада: 1946 – 1956

Продолжаем публикацию хроник возникновения, становления и развития информационных технологий*

Режим реального времени

Это десятилетие прошлого века вместило в себя столько событий в интересующей нас области, сколько не приходилось на предыдущие четыре вместе взятые. Но прежде несколько слов о том, что произошло незадолго до описываемого периода – в конце 1930-х и в первой половине 1940-х. Как, надеюсь, стало уже привычным для читателей – а именно в двух режимах, «реального времени» и «виртуальном».

Если в двух словах, то происходила «гонка за приоритет». За право быть названным «отцом современного компьютера» – притом что соискатели (с некоторыми читатели «СА» уже успели познакомиться подробнее в соответствующих статьях, опубликованных за последние годы) в большинстве случаев понятия не имели об успехах коллег. Время было такое – предвоенное и военное.

Немцы не без оснований считают пионером «своего» – инженера Конрада Цузе. В 1937 году он, еще студент последнего курса Берлинского политехнического института, незнакомый ни с проектом «дифференциальной машины» Бэббиджа, ни с работами Джона Буля, на квартире родителей построил первую полностью программируемую механическую цифровую машину – Z1. Она действовала на основе двоичного кода, содержала блок памяти, а программа вводилась с перфоленты на барабане... В том же году Цузе приступил кпостройке модели Z2 (закончил он ее спустя два года), которую многие считают первым в мире электромеханическим компьютером. Далее последовали первая в мире релейная ЭВМ с программным управлением – Z3 (закончена в 1941-м) и Z4 – единственная из машин Цузе, уцелевшая после бомбежек Берлина авиацией союзников в последние месяцы войны. Аеще немецкий инженер в 1943-м создал первую цифровую специализированную управляющую вычислительную машину – S2.

За конкурентами на другом берегу Атлантики дело не стало. За год до создания модели Z1 Джордж Стибитц из Bell Telephone Laboratories построил первую электромеханическую схему – «двоичный сумматор». А в 1940-м продемонстрировал новую машину – Complex Number Calculator, также претендующую на право называться первым цифровым компьютером.

И только много десятилетий спустя обнаружился еще один американский «отец компьютера» – болгарин по происхождению Джон Винсент Атанасов, преподававший физику иматематику в Университете штата Айова. Не зная о работах Цузе, Атанасов независимо совершил революционный переход к двоичной системе и вместе со студентом-выпускником Клиффордом Берри в 1939 году построил прототип электронного цифрового компьютера ABC (Atanasoff Berry Computer). И к 1942 году закончил работу над «апгрейдом» – машиной, способной решать системы линейных уравнений. Правда, эта счетная машина не была программируемой, и в ней отсутствовало CPU.

Изобретением Атанасова никто тогда не заинтересовался, и о нем вскоре забыли. Удивительно другое – об ABC ни словом не обмолвился и Джон Мокли (или Маучли), долгое время считавшийся (вместе с Преспером Эккертом) создателем первого компьютера ENIAC, с которого мы и ведем нашу летопись! А ведь именно встреча с Атанасовым и осмотр егомашины в действии натолкнули Мокли на ряд принципиальных технических идей, каковые были использованы в его машине...

В 1938 году два американца, прославивших свои фамилии, – Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард, создали первый тоновый генератор. А затем и фирму с уставным капиталом $538 дляпроизводства электронного оборудования, название которой, полагаю, озвучивать нет нужды. В том же 1938-м был открыт принцип электрохимического копирования – ксерография. Годом позже с помощью антенны, установленной на верхушке нью-йоркского небоскреба Empire State Building, была проведена первая публичная телепередача. А в последний год декады, 1940-й, состоялась демонстрация цветной телевизионной системы американца Питера Голдмарка. В том же году эксперименты по дистанционному управлению, проведенные сотрудниками Bell Telephone Laboratories, привели к созданию первого терминала.

От практиков не отставали и теоретики. В 1936 году английский математик Алан Тьюринг, работавший в ту пору в Принстонском университете, ввел понятие абстрактного эквивалента алгоритма, или вычислимой функции, позже получившее название «машины Тьюринга». А когда началась война, Тьюринга привлекли к самой что ни на естьприкладной деятельности – к расшифровке немецких секретных кодов, передаваемых по радио капитанам субмарин (операция Enigma). Взломать коды удалось с помощью компьютера Colossus, созданного в Манчестерском университете под руководством Тьюринга. В 1944 году появился Colossus Mark II, который использовался при подготовке высадки союзников в Нормандии... Наконец, в 1947-м Тьюринг уже опубликовал первую из серии статей об «искусственном интеллекте».

Переход в виртуальный режим

В предвоенное десятилетие перестала быть «литературной Золушкой» и научная фантастика. Но в интересующей нас теме откровения по-прежнему были редки. Тогдашняя фантастика была увлечена темой роботов, точнее, андроидов – человекоподобных искусственных существ, о перспективах же «электронных мозгов» писали редко и неохотно...

Тем не менее знаменитый цикл Айзека Азимова, завершившийся изданием книги «Я, робот» (1950), как и драматичный рассказ Лестера Дель Рея «Руки твои» (1945) – об Адаме иЕве из «ветхого завета» роботов! – много нового сказали о психологии, моделях поведения созданных в лабораториях «железяк», однако, явно обладавших искусственным интеллектом! То есть как раз о том, о чем размышляли в своих статьях Тьюринг, Эшби, Винер и другие «отцы» кибернетики. По крайней мере своеобразная этическая доктрина Азимова – Три Закона Роботехники – вполне применима к любым формам «нечеловеческого» интеллекта.

Зато в рассказе Мюррея Лейнстера «Логик по имени Джо» (1946) главный «герой» – это самый настоящий компьютер! Железный ящик с вращающимися бобинами перфолент имигающими лампочками на панелях, как и положено уважающему себя оракулу, рассказывает людям все, что им хочется услышать. Даже если это неправда... Остается только гадать, откуда писатель узнал о внешнем облике машин, которые тогда мог наблюдать воочию лишь весьма узкий круг специалистов с высшей формой допуска к военным секретам...

Также ясно «зрил в будущее» и Артур Кларк, не только предсказавший в статье «Внеземные коммуникации» (1945) геостационарные орбитальные спутники связи, но и отчетливо увидевший, сколь радикально новые коммуникации изменят нашу жизнь. Писатель потом неоднократно пенял себе, что не сообразил вовремя запатентовать идею: не пришлось бы всю жизнь зарабатывать научной фантастикой! Хотя с ним мог бы поспорить за приоритет и американец Джордж Смит, также описавший в рассказе «QRM-Межпланетная» (1942) орбитальные спутники связи. А в повести Роберта Хайнлайна «Уолдо» (1942) задолго до того, как к этой же идее пришли ученые и конструкторы, описаны дистанционно управляемые электромеханические манипуляторы.

Под конец десятилетия увидело свет еще одно произведение научной фантастики – одно, но какое! Автор его в отличие от энтузиастов-инженеров задумался о неприятных и даже опасных возможных социальных последствиях, которые несут человечеству новые информационные технологии. Этим автором был английский писатель Джордж Оруэлл, предвосхитивший в своей знаменитой антиутопии «1984» (1949) многие «прелести» тоталитаризма. И среди прочих – всевидящее око Большого Брата: телескрин...

Режим реального времени

Пока в Европе шла война, американские ученые могли сравнительно спокойно работать над тем, в чем остро нуждались прежде всего военные: над вычислительной техникой.

В 1942 году Ванневар Буш в MIT модифицировал свой «дифференциальный анализатор» (новая модель весила 200 тонн), а Атанасов и Берри в Университете штата Айова завершили постройку своей машины ABC. Но то были еще робкие попытки одиночек, вызывавшие скепсис даже у тех, кому, как говорится, на роду было написано смотреть вперед. Напомню, что вошедшую в анналы прогнозов – точнее, «антипрогнозов» – фразу: «Я думаю, мировой рынок компьютеров вряд ли превысит пять штук», – произнес в 1943 году не кто-нибудь, а тогдашний глава IBM Томас Уотсон-старший!

Ждать, когда он пожалеет о сказанном, пришлось недолго. И года не прошло, как коллега Уотсона – Говард Эйкен, так же не ведая об изобретении Атанасова и Берри, построил вГарвардском университете (совместно с той же IBM) первый компьютер широкого профиля – Marc 1 (IBM ASCC). Первые программы для этой машины написала Грейс Марри Хоппер, впоследствии одна из самых ярких звезд Компьютерной эры. Хотя самый первый алгоритмический язык программирования – Plancalcul – создал, по-видимому, все тот же Цузе в 1945-1946 годах.

И, наконец, 1 января 1946-го, как уже говорилось, стартовала собственно Компьютерная эра. В США состоялась презентация ENIAC (Electronic Numerical Integrator and Computer) Мокли и Эккерта – компьютера, созданного по заказу армии, нуждавшейся в более точных и высокоскоростных средствах составления таблиц для баллистиков.

В ином направлении двигалась мысль других первопроходцев. Английский математик Джон фон Нейман в 1945 году разработал первую машину, которая могла сохранять программы и базы данных в памяти, – EDVAC (Electronic Discrete Variable Computer). Годом позже Джон Тьюки впервые использовал термин «бит», а еще через год англичанин Росс Эшби ввел термин «самоорганизующаяся система».

Переход в виртуальный режим

Первое послевоенное десятилетие не случайно было названо критиками Золотым веком англо-американской science fiction: произведения этого жанра, новый взлет которому дало вхождение человечества в три эры сразу – Космическую, Атомную и Компьютерную, полились бурным потоком.

В интересующей нас теме тон по-прежнему задавали не компьютеры, а роботы. Они все так же вступают в конфликт с человеком (мучимые извечным «франкенштейновым» комплексом по отношению к Cоздателю) в рассказе «Контур сострадания» (1955) Джона Уиндэма, служат «карательными органами» в тоталитарном обществе – Страж-Птица изодноименного рассказа Роберта Шекли (1952) и Стальной Пес из романа Рэя Брэдбери «451 по Фаренгейту» (1953). Есть и более мирные профессии для «стальных братьев наших меньших»: боксеры (рассказ Ричарда Мейтсона «Стальной человек», 1956), торговцы (рассказ Фрица Лейбера «Дрянной день для торговли», 1953), актеры (повесть Уолтера Миллера «Рабочий сцены», 1955).

И у этих механических созданий – те же проблемы, что и у их творцов. «Свободный» робот не может получить ни работы, ни кредита (рассказ Дэниэла Киза «Роботов просим необращаться», 1952), в отношении роботов проводится политика апартеида (рассказ Альфреда Коппела «Только для белковых», 1953). А в повести Шекли «Билет на планету Транай» (1955) домашние роботы намеренно выпускаются с дефектами, чтобы люди могли выместить на них злость и ощутить собственное превосходство.

Режим реального времени

Западные ученые, разумеется, не знали, что и их коллеги за «железным занавесом» тоже не сидели сложа руки. Хотя о первых успехах советских электронщиков понятия не имели исоотечественники: вычислительную технику строили «втихаря», в обстановке строжайшей секретности, а вслух со всех трибун громили «буржуазную лженауку» кибернетику...

Под руководством Сергея Лебедева строили универсальную ЭВМ с хранимой программой – МЭСМ

Начало Компьютерной эры в СССР относится к первым послевоенным годам. В 1947 году под руководством Сергея Лебедева начали строить универсальную ЭВМ с хранимой программой – МЭСМ (Малая электронная счетная машина). Спустя год в Москве был создан Институт точной механики и вычислительной техники (ИТМиВТ) АН СССР, первым директором которого стал Николай Бруевич. В том же году вышло Постановление Совмина о создании специального конструкторского бюро СКБ-245 при московском заводе САМ. Задача перед новым «почтовым ящиком» ставилась предельно конкретная: строительство вычислительной техники для нужд обороны. Именно из цехов и лабораторий СКБ-245вышли первые советские серийные ламповые машины «Стрела», «Полет» и «Оператор», а также первые электронные – М-20, «Урал-1», «Погода», «Кристалл», М-205 и М-206. И в1950 году в Энергетическом институте АН СССР под руководством Исаака Брука начались работы по созданию первой отечественной ЭВМ – М-1.

Для решения всех этих задач требовались кадры. На первых порах главной кузницей их стало отделение прикладной математики МИАН (создано в 1953 году, позднее выделилось водноименный НИИ, который возглавил Мстислав Келдыш, впоследствии – президент Академии наук). В 1955 году был создан Вычислительный центр АН, чуть позже аналогичные центры открылись в Киеве и Ереване.

Переход в виртуальный режим

Что касается собственно кибернетики, то чаще всего в фантастике первой половины 1950-х попадаются на глаза описания (или просто упоминания мельком) бортовых ЭВМ космических кораблей. Иногда, впрочем, в роли компьютеров выступают какие-то маловразумительные «управляющие полетом звездолета роботы», а курс порой прокладывался спомощью... логарифмической линейки, после чего расчеты на бумаге отдаются на проверку бортовой ЭВМ! Примеры можно выписывать до бесконечности: повесть «Поколение, достигшее цели» (1953) Клиффорда Саймака, романы «Пески Марса» (1951) Кларка, «Астронавты» (1951) и «Магелланово облако» (1955) Станислава Лема, трилогия Георгия Мартынова «Звездоплаватели» (1954-1959). Правда, в дилогии последнего, «Каллисто» (1957) и «Каллистяне» (1960), инопланетная цивилизация уже активно использует «вычислительные машины» в управлении «народным хозяйством».

Кроме того, суперкомпьютеры начинают и выигрывают (или проигрывают – другому «лому», то есть еще более мощной ЭВМ!) войны, как это описал Шекли в рассказе «Детский мат» (1953), распутывают преступления (рассказ Фрэнка Райли «Кибер-Холмс», 1955). В худшем варианте – его описал Курт Воннегут в романе «Механическое пианино» (1952) – человечество добровольно перекладывает на плечи машины все свои проблемы, включая управленческие и экономические. А Лем в рассказе «ЭДИП» (1954) предупреждает насчет возможности создания в будущем кибернетического Большого Брата, который через сети (Лем есть Лем – 1954 год!) сможет узнавать мысли и настроения граждан и «стучать» куда надо на неблагонадежных!

Режим реального времени

Буквально каждый год первого десятилетия Компьютерной эры приносил прорыв за прорывом.

1947 год. В США основана научно-образовательная Ассоциация по вычислительной технике (ACM – Association for Computing Machinery). Сотрудники Bell Telephone Laboratories Уильям Шокли, Уолтер Браттейн и Джон Бардин продемонстрировали свое изобретение, обеспечившее вычислительной технике решающий толчок вперед: точечный транзисторный усилитель (в следующем году вся троица приобрела патент на его изобретение). И англичанин Рог Мурз создал первый радиомикрофон.

Сотрудники Bell Telephone Laboratories Джон Бардин, Уильям Шокли и Уолтер Браттейн

1948 год. Том Килберн и Фредди Уильямс в Манчестере запустили первую программу на компьютере «Малыш» (Baby). Их коллега Морис Уилкс построил в Кембридже EDSAC (Electronic Delay Storage Automatic Calculator) вычислительную машину, почти вшестеро более производительную, чем все предшественницы.

1949 год. Джей Форрестер впервые использовал магнитные железные сердечники в качестве основной памяти. (Патент был получен только в середине 1950-х, сама же магнитная пленка создана в США в 1942-м.) А создатель теории информации Клод Шеннон из MIT построил первую в мире машину для игры в шахматы!

И, наконец, в последний год декады компьютер SEAC (Standards Eastern Automatic Computer) купило для своих нужд Американское национальное бюро стандартов. В том же году вСША начались разработки одного из первых «военных» компьютеров – SAGE (Semi Automatic Ground Environment), предназначенного для сбора и обработки информации срадарных станций.

За первое десятилетие Компьютерной эры возникли многие компании, чьи имена сегодня у всех на слуху, в частности Wang Laboratories (1951; в том же году созданная ранее Coronado Corporation стала называться Texas Instruments Incorporated) и Commodore (1954). В 1955-м слияние Remington-Rand и Sperry Gyroscope привело к образованию Sperry-Rand, а еще через два года от нее отпочковалась Control Data Corporation.

Почти ежегодно обновлялся парк действующих машин. Начало положил запущенный в 1951 году первый коммерческий компьютер – английский MARK 1 (чтобы не спутали самериканским «гарвардским» тезкой, британскую машину как только ни называли: Manchester Mark II, MUDC, MUEDC, даже MADAM!). В том же году Мокли и Эккерт, продав свою компанию фирме Remington (ныне Unisys), завершили постройку первого американского коммерческого компьютера – UNIVAC. «Новичка» сразу же проверили: во время президентской кампании 1952 года, спустя всего час после закрытия избирательных участков UNIVAC точно предсказал, с каким процентом Эйзенхауэр сокрушит своего конкурента! В том же 1951-м Джей Форрестер и Кен Олсен в MIT построили первый компьютер, работавший в режиме реального времени, – Whirlwind («Вихрь»). Годом позже появился EDVAC, еще через год – первый (если не считать модель SSEC) компьютер фирмы IBM с системой хранения команд: модель 701.

Параллельно стремительно развертывалась «кремниевая революция». В 1954 году Texas Instruments объявила о начале коммерческого производства кремниевых транзисторов, годом позже один из «отцов» полупроводников, Уильям Шокли, основал компанию Shockley Semiconductor. А путь от первых экспериментальных моделей ЭВМ на транзисторах дополностью транзисторного суперкомпьютера CDC 1604, построенного Сеймуром Крэем для Control Data Corporation, занял всего два года, с 1956-го по 1958-й!

Переход в виртуальный режим

Любопытно, что уже в начале 1950-х фантасты задумались и над такими «фантазиями», как суперкомпьютеры. В трилогии «Основание» (1951-1954) Азимова ученые могут просчитывать даже ход истории – разумеется, с помощью ЭВМ. А в серии азимовских же рассказов о гигантском компьютере Мультиваке – «Выборы» (1955), «Последний вопрос» (1956), «Все грехи мира» (1958) – электронный «герой» не только «обеспечивает» выборы (для этого машине хватает мнения лишь одного среднестатистического избирателя!), нои... останавливает рост энтропии во Вселенной! Наконец, в рассказе «Чувство силы» (1958) обленившееся человечество вынуждено заново вспомнить арифметику, чтобы установить контакт со своими электронными благодетелями...

Суперкомпьютер обнаруживает истинное имя Всевышнего в парадоксальной новелле Кларка «Девять миллиардов имен Бога» (1953). А на вопрос ученых: «Есть ли Бог?» – другая машина отвечает: «Теперь – есть» (рассказ Фредерика Брауна «Ответ», 1954). И уж совсем грустную историю – будущее, в котором неразумное человечество уничтожило себя, асозданная им «умная» техника продолжает функционировать по инерции, – рисуют уже упомянутые Миллер и Брэдбери в рассказах «Тупой официант» (1952) и «Будет ласковый дождь» (1950) соответственно.

Впрочем, не все были настроены столь мрачно. Например, в рассказе Фрица Лейбера «Бедный супермен» (1951) за суперкомпьютер, к которому почтительно обращаются экономисты, ученые, правительство и военные, все ответы пишет спрятанный в недрах машины мужичок, употевший от натуги и охлаждающий себя пивком!

Обозначились и первые серьезные подходы к теме, которая десятилетиями позже станет одной из магистральных: чудеса и опасности виртуальной реальности. Это и «говорящие стены» (нечто вроде «чата» и социальных сетей!) в романе Брэдбери «451 по Фаренгейту», и своего рода «виртуальная порнография» в рассказе Кларка «В ожидании патента» (1954). Потрясающий философский образ «почти живой» электронной спутницы космических странников (она моделирует «новые реальности», опекает, утешает, ведет философские диалоги) в фантастической поэме «Аниара» (1956) шведского классика, нобелевского лауреата Харри Мартинсона. Короче, литературная фантастика приняла вызов ученых.

Режим реального времени

В первой половине 1950-х увидела свет компьютерная периферия. В 1952 году появились накопитель на магнитной ленте и первый высокоскоростной принтер, разработанный вRemington-Rand для UNIVAC. Кроме того, в 1954 году под руководством Джина Амдала в IBM создали первую операционную систему для первой машины с плавающей арифметикой. И спустя два года – первый жесткий диск RAMAC 305 с памятью 5 Mб.

Семимильными шагами шло и развитие «софта». Уже в 1952 году упоминавшаяся ранее Грейс Марри Хоппер создала язык Assembly и в том же году разработала современную концепцию компилятора. И двумя годами позже Джон Бэкус из IBM начал работу над языком FORTRAN, последняя модификация которого увидела свет в 1995-м!

И еще в 1955 году родились два мальчика, имена которых говорят сами за себя: Стив Джобс и Билл Гейтс.

На дворе стоял «полдень» ХХ века. В 1950 году население Земли составило чуть более 2,5 миллиарда человек. А совокупный «компьютерный парк» насчитывал лишь несколько десятков машин – включая экспериментальные модели... Но лиха беда начало! eof

* Продолжение. Начало – см. «СА», №1-2, №3, №4, 2016. Продолжение следует


Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

История компьютера: от калькулятора до кубитов

Когда появился компьютер?

Точное время изобретения компьютеров определить очень трудно. Их предшественники —  механические вычислительные машины, например счеты, были придуманы человеком задолго до нашей эры. Однако сам термин «компьютер» намного моложе и появился только в XX веке.

Наряду с машинами с перфокартами IBM 601 (1935) важную роль в истории развития компьютерной техники сыграли первые изобретения немецкого ученого Конрада Цузе. На сегодняшний день многие считают, что есть несколько первых компьютеров, изобретенных примерно в одно время.

1936: Конрад Цузе (Konrad Zuse) и Z1

Модель вычислительной машины Z1 в Немецком техническом музее Берлина

В 1936 году Конрад Цузе начал разрабатывать первый программируемый калькулятор, работа над которым была завершена в 1938 году. Z1 был первым компьютером с двоичным кодом и работал с перфолентой. Но к сожалению, механические части калькулятора были очень ненадежны. Реплика Z1 находится в Музее технологий в Берлине.

1941: Конрад Цузе и Z3

Z3 — это преемник Z1 и первый свободно программируемый компьютер, который можно было использовать в разных областях, а не только для вычислений. Многие историки считают, что Z3 — первый в мире функционирующий универсальный компьютер.

1946: системы обработки данных первого поколения

ENIAC

В 1946 году исследователи Экерт и Мочли изобрели первый полностью электронный компьютер ENIAC — Electronic Numerical Integrator and Computer (электронный цифровой интегратор и компьютер). Он использовался армией США для расчета баллистических таблиц. ENIAC владел основными математическими операциями и мог вычислять квадратные корни.

1956-1980 годы: системы обработки данных 2-5 поколений

Programma 101

В эти годы были разработаны языки программирования более высокого уровня, а также принципы работы виртуальной памяти, появились первые совместимые компьютеры, базы данных и многопроцессорные системы. Первый в мире свободно программируемый настольный компьютер был создан компанией Olivetti. В 1965 году стала доступна для покупки электронная машина Programma 101 стоимостью 3200 долларов.

1970-1974: Компьютерная революция

Xerox Alto

Микропроцессоры стали дешевле, и в течение этого периода времени на рынок было выпущено достаточно много компьютерной техники. Ведущую роль здесь сыграли, прежде всего, компании Intel и Fairchild. В эти годы Intel создал, первый микрокомпьютер: 15 ноября 1971 года был представлен 4-битный процессор Intel 4004. В 1973 году вышел Xerox Alto — первый компьютер с графическим пользовательским интерфейсом (монитором), мышью и встроенной картой Ethernet.

1976-1979 годы: микрокомпьютеры

Микрокомпьютеры стали популярны, появились новые операционные системы, а также флоппи-дисководы. Компания Microsoft зарекомендовала себя на рынке. Появились первые компьютерные игры и стандартные названия программ. В 1978 году на рынок вышел первый 32-разрядный компьютер от DEC.

IBM 5100

IBM разработала IBM 5100 — первый «портативный» компьютер весом 25 килограмм. Он имел 16 килобайт оперативной памяти, дисплей 16х64 и стоил более 9 000 долларов. Именно такая высокая цена не позволила компьютеру утвердиться на рынке.

1980-1984: первый «настоящий» ПК

Atari 800XL

В 80-е годы наступило время «домашних компьютеров», таких как Commodore VC20, Atari XL или компьютеров компании Amiga. IBM оказала большое влияние на будущие поколения ПК, представив в 1981 году IBM PC. Обозначенный IBM класс оборудования действителен и сегодня: процессоры x86 основаны на последующих разработках оригинального дизайна IBM.

В конце 1970-х годов существовало множество технических устройств и производителей, но IBM стала доминирующим поставщиком компьютерной техники. В 1980 году компания выпустила первый «настоящий» компьютер — он задал направление развития компьютерных технологий по настоящее время. В 1982 году IBM также вывела на рынок Word, NetWare и другие знакомые нам и по сей день приложения.

В 1983 появился первый Apple Macintosh, сделав ставку на удобство пользователя. В 1984 начали серийный выпуск ПК в СССР. Первый отечественный компьютер, ставший на поток, назывался «АГАТ».

1985/1986: дальнейшее развитие компьютерных технологий

MicroVAX II

В 1985 году вышел 520ST. Это был чрезвычайно мощный для того времени компьютер Atari. В эти же годы был выпущен первый миникомпьютер MicroVAX II. В 1986 году IBM вывела на рынок новую операционную систему (OS/2).

1990: Появление Windows

22 мая 1990 года появилась Windows 3.0, что стало большим прорывом для Microsoft в те годы. Только за первые шесть месяцев было продано около трех миллионов копий операционной системы. Интернет начал рассматривался как глобальный способ коммуникации.

1991-1995: Windows и Linux

В результате прогресса изначально очень дорогие компьютеры стали более доступными. Приложения Word, Excel и PowerPoint наконец объединили в пакет Office. В 1991 году финский разработчик Линус Торвальдс начал работу над Linux.

Во многих компаниях Ethernet стал стандартом передачи данных. Благодаря возможности подключения компьютеров друг к другу, становилась все популярнее модель клиент-сервер, позволявшая работать в сети.

1996-2000: Интернет приобретает все большее значение

В эти годы ученый-программист Тим Бернерс Ли разработал язык разметки HTML, протокол передачи HTTP и URL-адрес — унифицированный указатель ресурсов, чтобы дать каждому сайту имя и передать контент с веб-сервера в браузер. Начиная с 1995 года было доступно множество веб-редакторов, что позволило многим людям создавать свои собственные сайты.

XXI век: дальнейшее развитие

PowerMac G5

В 2003 году Apple выпустила PowerMac G5. Это был первый компьютер с 64-битным процессором. В 2005 году Intel создала первые двухъядерные процессоры.

В последующие годы основной курс развития стал направлен на разработку многоядерных процессоров, расчеты на графических чипах и также планшетных компьютерах. С 2005 года начали учитывать экологические аспекты при дальнейшей разработке компьютерной техники.

Новейшие технологии: квантовый компьютер

Сегодня ученые работают над квантовыми компьютерами. Эти машины основаны на кубитах. Как именно работают квантовые компьютеры, мы рассказывали в нашем журнале и в этой статье.

Читайте также:

Фото: wikipedia.org, pxhere.com

Триумфы и трагедии первого в мире компьютера: Маккартни, Скотт: 9780802713483: Amazon.com: Книги

Сегодняшние компьютеры - это фантастически сложные машины, созданные благодаря инновациям, о которых мечтали сотни инженеров и теоретиков за последние несколько десятилетий. В таком случае есть ли смысл спрашивать, кто изобрел компьютер? Маккартни так думает, и в ENIAC: The Triumphs and Tragedies of the First Computer он написал убедительный ответ на вопрос, приписывая двум относительно невоспетым пенсильванцам то, что, возможно, является самым значительным изобретением века.

Герои Маккартни - Преспер Эккерт и Джон Мочли, и, как он ясно дает понять, есть те, кто может усомниться в выборе. Никто не сомневается, что эта пара разработала и построила ENIAC, первый в мире полностью электронный компьютер и переломный момент в истории вычислительной техники. Но в течение многих лет важность их вклада, внесенного во время Второй мировой войны и спонсированного армией США, преуменьшалась. Последующие блестящие теоретические работы Джона фон Неймана по компьютерному дизайну сделали его традиционным «отцом современных вычислений».«А Эккерт и Мочли позже даже потеряли патент на свою машину, когда было заявлено, что другой ранний экспериментатор, Джон Атанасов, дал им все идеи об ENIAC, которые имели значение.

Но тщательно исследованный рассказ Маккартни о карьере Эккерта и Мочли ... охватывая захватывающие три года создания ENIAC и разочаровывающие десятилетия отсутствия признания, которые последовали за этим, - устанавливает рекорд. Он тщательно взвешивает утверждения Атанасова и дает фон Нейману заслугу, которую он заработал за развитие информатики, но в конце концов он не оставляет места Для сомнений: если кто-то заслуживает того, чтобы его запомнили за изобретение компьютера, так это двух мужчин, чью историю он так увлекательно рассказал здесь. - Джулиан Диббелл

Это рассказ о том, как инженер, едва закончивший колледж, и физик, мечтающий предсказывать погоду, задумал и построил первый в мире компьютер. Но в нем рассказывается замечательная история, и штатный писатель Wall Street Journal Маккартни («Бросая вызов богам: новые границы трансплантации органов») приводит веские доводы в пользу того, что инженер Дж. Преспер Эккерт и физик Джон Мочли заслуживают лучшего обращения. от потомков, чем они получили.Его рассказ о концепции и строительстве в середине 1940-х годов гигантского ENIAC (электронного числового интегратора и компьютера) сосредоточен на жизни и работе этих двух маловероятных сотрудников, случайно встретившихся на инженерном курсе. Финансирование проекта было напрямую связано с военными усилиями и армией, отчаянно нуждавшейся в быстром вычислении цифр. Среди спорных утверждений Маккартни следует отметить, что «архитектура фон Неймана» для машин с хранимыми программами, являющаяся основой всех компьютеров, не возникла у немецких «мигрантов». Джон фон Нейман, а скорее с дуэтом ENIAC.Вражда и юридические баталии, которые доминируют во второй половине книги, поскольку различные корпорации сражаются за коммерческие тайны и патенты, будут интересны в основном любителям, хотя безуспешная борьба Эккерта и Мочли за получение прибыли в послевоенной тени IBM остро стоит. . Маккартни предлагает отличную документацию, интересные дополнения (все первые программисты в мире были женщинами) и настоящую драму, когда команда мчится за завершение ENIAC размером с квартиру до конца войны.Особый выбор книжных клубов Doubleday Select; авторский тур; аудио права на Blackstone. (Июнь)
Copyright 1999 Reed Business Information, Inc.

Из журнала школьной библиотеки

Я.-Маккартни начинает с краткого обзора истории вычислительных машин и основных принципов «вычислений». Этот фон позволяет читателям, не обладающим технической смекалкой, понимать последующие технические разработки. Что делает книгу наиболее интересной, так это переплетение личностей людей, создавших первый компьютер.Это была работа многих людей, но Маккартни приписывает новаторские идеи Джону Мочли, профессору нетрадиционной физики, и Пресперу Эккерту, молодому гению с инженерным образованием. В то время как ученые из Пенсильванского университета, Массачусетского технологического института и Гарварда высмеивали идею Мочли о «высокоскоростном ламповом устройстве для вычислений», армия, отчаянно нуждаясь в способе создания таблиц стрельбы для своих артиллерийских орудий, решила рискнуть. Это. В 1943 году армия заключила контракт на создание электронного числового интегратора и компьютера (ENIAC).Мочли, Эккерт и их команда лихорадочно работали день и ночь, семь дней в неделю и смогли представить свой компьютер 14 февраля 1946 года. На этом история не заканчивается. Маккартни следует за этими великими изобретателями через их неудачные попытки создать коммерческий бизнес, судебный процесс, в котором они потеряли патент на ENIAC, и продолжающуюся борьбу за свое место в истории. Маккартни пишет в чистом, гладком, журналистском стиле, максимально свободном от жаргона, что делает историю разработки ENIAC увлекательной, но легкой для чтения.
Джейн С. Драбкин, Потомакская общественная библиотека, Вудбридж, Вирджиния
Copyright 2000 Reed Business Information, Inc.

Из библиотечного журнала

За последние десятилетия компьютеры стали играть все более важную роль в обществе; теперь они используются для написания бумаг, прогнозов погоды и даже для покупки продуктов. Компьютерная революция началась с создания ENIAC, первого электронного программируемого компьютера. Маккартни («Бросая вызов богам: новые границы трансплантации органов», LJ, 15.05.94) подробно описывает создание этой монументальной машины и двух ее главных изобретателей, Джона Мочли и Преспера Эккерта.ENIAC был первой вычислительной машиной, в которой для выполнения расчетов использовались электрические устройства вместо механических. Результатом стало огромное увеличение скорости и точности. Маккартни далее рассказывает, как Мочли и Экерт также разработали первый коммерческий компьютер UNIVAC, который вывел компьютерную индустрию на собственный рынок. Хорошо изученная и написанная книга Маккартни - хорошее чтение для тех, кто интересуется компьютерами или историей технологических инноваций. Рекомендуется для академических и крупных публичных библиотек.Уильям Баер, Бригам Янг Univ. Lib., Provo, UT
Copyright 1999 Reed Business Information, Inc.

Из списка книг

Несмотря на повсеместное распространение компьютера, о его происхождении мало что известно. Маккартни исследует эту иронию. Он вспоминает обстоятельства случайной встречи Джона Мочли и Преспера Эккерта в 1941 году в Пенсильванском университете и их сотрудничество в создании первого программируемого компьютера. Оба мужчины работали с Министерством обороны над проектом ENIAC (Электронный числовой интегратор и компьютер), чтобы построить машину для точного расчета таблиц стрельбы.Маккартни тщательно исследовал документы, архивы и личные документы Мочли и Эккерта и опросил выживших участников ENIAC. Он также прослеживает концепции, лежащие в основе компьютера, благодаря более ранним попыткам еще в 1600-х годах, когда Блез Паскаль разработал счетную машину для отслеживания налоговых платежей во Франции. Маккартни рассматривает развитие компьютеров в контексте - их способности навести порядок в современной жизни путем быстрого подсчета и сравнения данных и обещания хаоса в такой мелочи, как то, признают ли они 2000 год. Ванесса Буш

Обзор

«ENIAC - это увлекательное путешествие по генеалогии современного компьютера с подробным описанием научных, деловых, правительственных и академических факторов, которые сформировали эволюцию, безусловно, самого важного развития двадцатого века. Увлекательное чтение для всех и всех, кто интересуется в том, как появились сегодняшние компьютеры ". - Роберт Л. Крэндалл, бывший председатель и главный исполнительный директор AMR Corp / American Airlines

«Этот живой рассказ о компьютерных пионерах другой эпохи не только заполняет черную дыру в истории технологий, но и демонстрирует тот же хаос и непредсказуемые творческие процессы, породившие ПК, привели десятилетия назад к созданию первых мэйнфреймов.Без ENIAC не могло бы быть ни Apple II, ни IBM PC, ни Macintosh ». - Уолт Моссберг, обозреватель персональных технологий, The Wall Street Journal

... [ ENIAC ] рассказывает захватывающую историю и навесы. Свет на момент, когда наш мир изменился. - The New York Times , Кристофер Леманн-Хаупт

Об авторе

Скотт Маккартни - штатный автор Wall Street Journal. Он является автором книги «Бросить вызов богам: изнутри новых границ трансплантации органов» и соавтором книги «Дети троицы: жизнь по ядерному шоссе Америки».Он живет в Далласе, штат Техас.

Краткая история компьютера ENIAC | История

школьников Филадельфии учат именам ее состоявшихся граждан. Уильям Пенн. Бенджамин Франклин. Бетси Росс. Но все годы бэби-бумеров, которые я посещал в школах в Городе братской любви, никто из моих учителей не упоминал Дж. Преспера Эккерта-младшего. Лишь в середине 1970-х, когда мне было 20, я узнал, что Гэтсбиан прозвище - я бы выписывал это каждый месяц в чек арендной платы за однокомнатную квартиру в районе Джермантаун города.Только когда через несколько лет я стал писателем-технологом, я понял, что мой домовладелец изобрел компьютер.

В начале 1940-х годов Джон Преспер «Пре» Экерт-младший был аспирантом инженерной школы Мура (при Пенсильванском университете). Профессор Джон У. Мочли распространил некоторые памятки о том, как новый мощный электронный калькулятор может принести пользу военным действиям в таких областях, как определение траектории боеприпасов.Когда Армейская лаборатория баллистических исследований одобрила проект, Экерт стал движущей силой того, что эксперты теперь считают первым в мире цифровым компьютером общего назначения. Как резюмировал Герман Голдстайн, современник-новатор, «Вклад Эккерта ... превзошел все остальные. Как главный инженер он был движущей силой всего механизма ».

Идея огромных вычислительных машин витала в воздухе в то время. В конце 1939 года профессор Гарварда Говард Эйкен создавал Mark 1, гигантский калькулятор.В Блетчли-парке в Англии криптографы будут наблюдать за созданием специальной машины для взлома кода под названием Colossus. В 1941 году Мочли сам обсуждал эту область с профессором штата Айова по имени Джон В. Атанасов, у которого были планы построить свою огромную вычислительную машину (но так и не удалось выполнить задачу). Что отличало Eniac от других, так это то, что рабочую машину, выполняющую тысячи вычислений в секунду, можно было легко перепрограммировать для решения других задач. Это было захватывающее предприятие.Первоначальная смета в 150 000 долларов возрастет до 400 000 долларов. При весе 30 тонн U-образная конструкция занимала помещение площадью 1500 квадратных футов. Его 40 шкафов, каждый из которых девять футов высотой, были заполнены 18 000 электронных ламп, 10 000 конденсаторов, 6 000 переключателей и 1 500 реле. Глядя на консоли, наблюдатели могли увидеть клубок соединительных шнуров, который напомнил им телефонную станцию.

Но к тому времени, когда Eniac был завершен, война закончилась. Машина не загружалась до ноября 1945 года, когда 300 неоновых ламп, прикрепленных к аккумуляторам, осветили подвальное помещение в школе Мура.Два 20-сильных нагнетателя выдыхали прохладный воздух, чтобы Eniac не растаял.

14 февраля 1946 года правительство освободило Eniac от пелены секретности. «Сегодня военное министерство объявило о новой машине, которая, как ожидается, произведет революцию в математике инженерии и изменит многие наши методы промышленного проектирования», - говорится в армейском пресс-релизе. В нем описан «математический робот», работающий с «феноменальной» скоростью, который «освобождает научную мысль от рутинной длительной вычислительной работы.”

Последующие годы не пощадили изобретателей. Мочли и Эккерт основали первую коммерческую компьютерную корпорацию, построив преемника Eniac. Но их фирма боролась, и пара продала компанию Сперри Рэнду. Хуже того, конкурирующая компания Honeywell процитировала работу Джона Атанасова в попытке аннулировать патент Eniac. Хотя так и не законченный компьютер Iowan не был универсальной машиной и не имел многих новаторских атрибутов Eniac (например, «часов», которые управляли временем вычислительных событий), Honeywell начала судебную тяжбу, в результате которой судья объявил Атанасова истинным. изобретатель компьютера.Этот удар навсегда преследовал Мочли и Эккерта.

Между тем, сама Eniac была распущена, и ее секции были выставлены в Пенсильвании и Смитсоновском институте. Наконец, он получил свое законное признание в 1996 году, через пятьдесят лет после того, как правительство объявило о его существовании. Город Филадельфия, наконец, предупредил о том, что он может претендовать на то, чтобы быть не только колыбелью Конституции, но и вычислительной техники, устроил торжества (включая первый показательный матч между потомком Eniac, компьютером IBM Deep Blue и всем миром). чемпион по шахматам Гарри Каспаров).Eniac уцелело в Пенсильвании, чтобы выполнить некоторую работу: вице-президент Эл Гор щелкнул переключателем, и оставшиеся части с грохотом дали ответ на сложную задачу.

Теперь такие вычисления происходят миллиарды раз в секунду в устройствах, которые умещаются в наших карманах. Эккерт обычно шутил по поводу этого явления: «Как бы вы хотели, чтобы большая часть вашей работы заканчивалась на квадратном сантиметре кремния?» Но вопрос можно было бы легко поставить иначе: как бы вы хотели изобрести машину, которая изменила ход цивилизации?

Мне не удалось задать этот вопрос человеку, имя которого я писал в квитанциях об аренде.Пре Эккерт умер от лейкемии менее чем за год до празднования 50-летия Eniac. Однако я встретил там его вдову. Джуди Эккерт сказала мне, что семье все еще принадлежит многоквартирный дом в Джермантауне.

Редактор Wired , Стивен Леви определил то, что стало известно как «хакерская этика» в своей основополагающей книге 1984 года « Хакеры: Герои компьютерной революции».

Чтение руководства для ENIAC, первого в мире электронного компьютера - The New Stack

Иногда нужно долго оглядываться назад, чтобы понять, насколько все изменилось.И если вы в этом месяце оглянетесь на нашу современную облачную сеть, то увидите, что несколько сайтов делятся воспоминаниями о запуске компьютера ENIAC в 1946 году - и обо всех тех неудержимых инженерах середины века, которые без устали заставляли его работать.

ENIAC (Электронный числовой интегратор и компилятор) был самым первым в мире полностью электронным компьютером общего назначения. Журнал Smithsonian однажды назвал его «правительственным компьютером размером с комнату, с которого началась цифровая эра». А на прошлой неделе сайт I Programmer поделился ссылкой на оригинальное руководство по эксплуатации ENIAC, первоначально опубликованное 75 лет назад в этом месяце.

Оно датировано 1 июня 1946 года, оно было опубликовано инженерной школой Пенсильванского университета в Филадельфии, а на странице руководства на Archive.org видно, что его просмотрели всего 2309 раз. («Еще нет отзывов», - гласит шаблон на сайте. «Будьте первым, кто напишет отзыв».)

Архив идентифицирует его как часть «коллекции bitsavers.org» - проекта, начатого куратором программного обеспечения в Музее компьютерной истории, с более чем 98 500 файлами и более чем 4.7 миллионов текстовых страниц.

Итак, что мы можем почерпнуть об историческом моменте ENIAC из руководства, документирующего его работу?

Вроде машина темпераментная была. Например, он предупреждает, что нельзя включать питание постоянного тока, не переведя сначала рабочий переключатель в положение «непрерывно».

«Несоблюдение этого правила приводит к перегоранию некоторых предохранителей постоянного тока, в частности -240 и -415».

Но последствия еще хуже, если вы открыли шкаф предохранителей постоянного тока, когда D.C. было включено питание. «Это не только подвергает человека разнице в напряжении около 1500 вольт, но и может обжечь человека от разлетающихся осколков расплавленного провода плавкого предохранителя» (если один из корпусов предохранителя внезапно взорвался). Фактически, ENIAC был спроектирован с шунтом дверного переключателя, который не позволял ему работать, если одна из его дверок панели была открыта, «поскольку при снятии дверей возникает опасное напряжение». Но эту функцию можно обойти, удерживая шунт дверного переключателя в закрытом положении.

На видео, предоставленном проектом Computer History Archives Project, главный инженер Дж.Преспер Эккерт-младший вспоминает, что редко можно было прожить более одного-двух дней без того, чтобы хотя бы одна трубка не задула.

Кроме потенциальных ударов, пыль была еще одной потенциальной опасностью. «Частицы пыли могут вызвать кратковременные отказы реле, - предупреждает руководство, - поэтому не поднимайте пыль в помещении ENIAC».

«Кроме того, если какой-либо корпус реле снят, всегда заменяйте его точно в том же положении, чтобы не повредить пыль внутри корпуса».

Руководство по эксплуатации Eniac Взгляд на Руководство по эксплуатации ENIAC, опубликованное 75 лет назад в этом месяце, показывает, насколько сложно было запрограммировать первый в мире электронный компьютер общего назначения и насколько это разочаровало его программистов.https://t.co/nTb4vwp9bD

- Я программист (@Iprogrammerinfo) 8 июня 2019 г.

ENIAC использовал кард-ридер IBM, но и у него были свои проблемы. В какой-то момент руководство фактически рекомендует не указывать один и тот же номер в каждом столбце перфокарты, поскольку «это ослабляет карту, увеличивая вероятность« застревания »в механизме подачи машин IBM».

Основные инструкции

Несмотря на эти ограничения, ENIAC был замечательной технологией.В руководство включены замысловатые чертежи и подробные схемы стоек, лотков, кабелей и проводки. Но наиболее важными являются рисунки передней панели, на которых «подробно показаны выключатели, розетки и т. Д. Для каждой панели каждого блока».

«Они содержат основные инструкции по устранению неполадок на ENIAC».

Панели

ENIAC были оснащены неоновыми лампами, соответствующими вещам вроде «триггера знаменателя» и «триггера деления». В руководстве есть сноски, в которых подробно объясняется, при каких обстоятельствах будет гореть каждый свет.

«Квадратный корень из нуля, пожалуй, самый простой тест, который можно повторить с делителем-квадратным корнем…»

Только на странице 28 объясняется, что включение пускового переключателя «запускает последовательность действий для ENIAC, включая источники питания постоянного тока, нагреватели различных панелей и вентиляторы…» И он также немного включается. Янтарный свет.

«Когда эта последовательность будет завершена, показывая, что ENIAC готов к работе, загорится зеленый свет…»

Были вентили для «постоянного передатчика» (который передает в «аккумулятор»), и его схема включала «клеммы ввода импульсов программы» - для сложения импульсов и вычитания импульсов.И машина также включала в себя два «переключателя значащих цифр».

«Когда требуется 10 или более значащих цифр, левый переключатель устанавливается на 10, а правый переключатель устанавливается так, чтобы сумма двух показаний переключателя равнялась желаемому количеству значащих цифр».

Есть дразнящие проблески того, как все это работает вместе. В руководстве рекомендуется провести сложный тест, чтобы убедиться, что все оборудование работает правильно. В нем используется карта со значением P 11111 11111, которая вводится в «аккумулятор» автомата 18 раз.Математический результат - 19 999 999 998 - очевидно превышает диапазон аккумулятора, поэтому ожидаемый результат на самом деле M 99999 99998. Затем карта со значением P 00000 00001 передается в аккумуляторы ровно дважды, что вместо двадцати миллиардов (20 000 000 000) должно задайте значение P 00000 00000.

«Обратите внимание, что этот тест предполагает, что переключатель значащей цифры установлен на’ 10 ’…»

«Захватывающее предприятие»

В журнале Smithsonian технический писатель Стивен Леви вспоминает, как жил в Филадельфии в 1970-х годах и снимал квартиру у человека по имени Дж.Преспер Эккерт-младший: «Только когда через несколько лет я стал писателем-технологом, я понял, что мой домовладелец изобрел компьютер».

В начале 1940-х годов Эккерт был аспирантом инженерной школы и стал главным инженером ENIAC. Профессор предложил электронные расчеты траекторий боеприпасов, чтобы помочь американским военным во время Второй мировой войны.

Леви называет это «захватывающим дух предприятием. Первоначальная смета в 150 000 долларов возрастет до 400 000 долларов.При весе 30 тонн U-образная конструкция занимала помещение площадью 1500 квадратных футов. Его 40 шкафов, каждый из которых девять футов высотой, были заполнены 18 000 электронных ламп, 10 000 конденсаторов, 6 000 переключателей и 1 500 реле ... Два 20-сильных нагнетателя выдыхали холодный воздух, чтобы ENIAC не расплавился ».

Когда его закончили строить - Вторая мировая война закончилась.

Но было еще много над чем поработать. Сайт Фонда атомного наследия сообщает, что ENIAC использовался для выполнения инженерных расчетов первой в мире водородной бомбы (наряду с двумя другими компьютерами, разработанными совсем недавно).«Все лето 1951 года на обработку потребовалось шестьдесят дней подряд».

Леви цитирует армейский пресс-релиз, в котором ENIAC описывается как «математический робот», который «освобождает научную мысль от рутинной длительной вычислительной работы».

Недавний документальный фильм под названием Компьютеры напоминает современным зрителям, что все программисты ENIAC были женщинами - Кей МакНалти, Бетти Дженнингс, Бетти Снайдер, Марлин Вескоф, Фрэн Билас и Рут Лихтерман.

Теперь существует также сайт под названием «Проект программистов ENIAC», на котором представлен краткий обзор документального фильма с дополнительной информацией.Во время Второй мировой войны американские военные собрали команду из почти 100 женщин, обученных математике, которые вычисляли сложные уравнения баллистической траектории. Шесть из них были отобраны для программирования ENIAC.

Еще в 1996 году в журнале IEEE Annals of the History of Computing был опубликован профиль «Женщины ENIAC», в котором были опрошены 10 женщин, которые работали с компьютером в течение его 10-летнего периода.

Плакат к документальному фильму описывает их как «шесть потерянных из истории женщин, создавших технологии, изменившие наш мир.”

ENIAC в конечном итоге уступил место все более быстрым и дешевым компьютерам. «К моменту вывода из эксплуатации в 1955 году он уже использовался для исследований по проектированию аэродинамических труб, генераторов случайных чисел и прогнозирования погоды», - вспоминает веб-страница ENIAC в Национальной лаборатории Окриджа.

И хотя ENIAC был списан в 1955 году, 50 лет спустя его снова собрали для скромной церемонии в Филадельфии, вспоминает Леви.

«Вице-президент Эл Гор щелкнул переключателем, и оставшиеся части стали ответом на сложную задачу.”

По словам Леви, главный инженер ENIAC позже ворчал: «Как бы вы хотели, чтобы большая часть вашей работы заканчивалась на квадратном сантиметре кремния?» Но Леви видит другой взгляд на это. «[Этот] вопрос можно было бы легко поставить иначе: как бы вы хотели изобрести машину, которая изменила ход цивилизации?»

Но если не брать в расчет наследие, мне кажется, что это был настоящий трепет, просто быть частью самой работы.

«Я никогда не видела такого захватывающего окружения», - вспоминает Джин Дженнингс Бартик в фильме.«Мы знали, что отодвигаем границы».

И более 60 лет спустя она все еще помнила, что компьютер ENIAC «был сукиным сыном для программирования».


Feature image: Фотография ENIAC

, сделанная армией США.

Электронный цифровой интегратор и компьютер (ENIAC) Техническое руководство ENIAC (в мягкой обложке)

$ 35,95

Обычно отправляется в течение 1-5 дней

Описание


Это техническое руководство ENIAC, созданное в 1946 году как часть 1000-страничного отчета об электронном числовом интеграторе и компьютере (ENIAC), дает захватывающее представление о технологии, лежащей в основе первого в мире электронного компьютера общего назначения.Разработанный и построенный во время Второй мировой войны в Пенсильванском университете, ENIAC был задуман Джоном Мочли и Дж. Преспером Эккертом. Он финансировался Управлением артиллерийского вооружения армии США. Армия намеревалась использовать его для расчета таблиц артиллерийской стрельбы, но цифровой, полный по Тьюрингу дизайн ENIAC означал, что он может решать широкий круг задач. В конце концов его даже использовали для расчета данных для конструкции водородной бомбы. ENIAC представляет собой значительный прогресс в области технологий. Его скорость была в 1000 раз выше, чем у электромеханических машин, которые ему предшествовали, и он не полагался на движущиеся части для проведения расчетов.Известно, что ENIAC содержал почти 17 500 электронных ламп, 7200 кристаллических диодов, 1500 реле, 70 000 резисторов и 10 000 конденсаторов и занимал почти 1800 квадратных футов, потребляя при этом 150 кВт энергии. Хотя технология электронных ламп не была самой надежной из-за частых перегораний, ENIAC проработал примерно 50% времени, в течение которого он находился в эксплуатации. ENIAC состоял из отдельных панелей, которые выполняли разные функции, с номерами, передаваемыми между блоками автобусами. Его можно было запрограммировать для выполнения множества уже знакомых операций, включая циклы, переходы и подпрограммы, и можно было бы хранить в памяти десятичное десятичное число.Он даже имел возможность ветвления - запуск различных операций в зависимости от знака вычисленного результата - и мог печатать результаты на перфокарте IBM. Программирование ENIAC было непростым делом и часто занимало недели работы, часть из которых тратилась на определение проблемы, а большая часть - на настройку многочисленных переключателей и кабелей компьютера. Эта задача выпала на долю нескольких женщин-программистов, включая автора этой книги Адель К. Голдстайн. Это Техническое руководство ENIAC, созданное Университетом Пенсильвании во исполнение их контракта, изначально было ограничено, и его публикация ограничилась всего 25 копиями.На его страницах вы найдете полное объяснение схем машины. Этот текст дает уникальный и увлекательный взгляд на ENIAC и является обязательным для любого студента, изучающего теорию и историю вычислений. Обратите внимание: эта книга была сделана из оригинальной мимеографической копии рукописи мастер-машинописи, подготовленной в 1946 году. В результате некоторые страницы не читаются.



Подробнее о продукте
ISBN: 9781937684662
ISBN-10: 1937684660
Издатель: Periscope Film LLC
Дата публикации: 21 ноября 2012 г.
Страниц: 472
Язык: Английский
Категории

Джон Мочли | Биография, компьютер и факты

John Mauchly , полностью John William Mauchly , также называемый John W.Мочли (родился 30 августа 1907 года, Цинциннати, Огайо, США - умер 8 января 1980 года, Эмблер, Пенсильвания), американский физик и инженер, соавтор в 1946 году вместе с Джоном П. Эккертом из Electronic Numerical Integrator and Computer ( ENIAC), первый электронный компьютер общего назначения.

Британская викторина

Компьютеры и технологии: Викторина

Компьютеры размещают веб-сайты, состоящие из HTML, и отправляют текстовые сообщения так же просто, как...РЖУ НЕ МОГУ. Примите участие в этой викторине и позвольте некоторым технологиям подсчитать ваш результат и раскрыть вам содержание.

После завершения образования Мочли начал работать учителем и в конечном итоге стал адъюнкт-профессором электротехники Пенсильванского университета в Филадельфии. Во время Второй мировой войны Мочли и Эккерта, дипломированного инженера, попросили разработать способы ускорения пересчета таблиц артиллерийских стрельб для армии США. Соответственно, они предложили построить универсальный цифровой компьютер, который будет обрабатывать данные в закодированной форме, и к 1946 году они завершили ENIAC, огромную машину (содержащую более 18000 электронных ламп), которая включала в себя функции, разработанные Джоном В.Атанасов. ENIAC был впервые использован армией США на Абердинском испытательном полигоне в Мэриленде в 1947 году для баллистических испытаний.

В следующем году Мочли и Эккерт основали фирму по производству компьютеров, а в 1949 году они анонсировали двоичный автоматический компьютер (BINAC), в котором вместо перфокарт использовалась магнитная лента. В 1950 году Eckert – Mauchly Computer Corporation была приобретена Remington Rand, Inc. (позже Sperry Rand Corporation), и Мочли стал директором специальных проектов. Третьим компьютером после BINAC был UNIVAC I, специально разработанный для обработки бизнес-данных.Мочли продолжил свою работу в компьютерной сфере, получив множество наград. Он был президентом (1959–65) и председателем правления (1965–69) Mauchly Associates, Inc., а также президентом Dynatrend Inc. (1968–80) и Marketrend Inc. (1970–80).

Шесть женщин запрограммировали первый компьютер и не получили кредита

Когда большинство людей думают о программистах, они представляют себе Стива Джобса в кроссовках или Билла Гейтса в очках, склонившегося над клавиатурой.Этот образ, ориентированный на мужчин, пронизывает как поп-культуру, так и реальную жизнь. Согласно Национальному совместному проекту девочек, за последние годы женщинам было присуждено чуть более 18% ученых степеней по информатике. Но хотя мы часто почитаем мужчин как пионеров информатики, на самом деле история программистов началась давно с шести женщин.

Во время Второй мировой войны достижения в военной технологии создали потребность в людях, называемых «компьютерами», которые могли решать длинные и сложные уравнения, необходимые для прицеливания и наведения на цель большого баллистического оружия.Как и в случае с большинством должностей военного времени, для этой работы было мало квалифицированных мужчин. Итак, в 1940-х годах армия США наняла более 100 женщин для работы компьютерами в армейских лабораториях баллистических исследований в Филадельфии, штат Пенсильвания.

И все же, даже когда над проблемами работали десятки самых умных женщин Америки, ручные вычисления занимали слишком много времени.

В 1943 году инженерам Джону Мочли и Джону Пресперу Эккерту было разрешено реализовать экспериментальный проект - электрическую машину, которая могла бы выполнять вычисления за считанные секунды.Эта машина, Электрический числовой интегратор и компьютер (ENIAC), была завершена в 1945 году и считается первым в мире электронным компьютером. Но в отличие от современных компьютеров у него не было памяти или возможности хранить уравнения и процессы, необходимые для фактического завершения вычислений. Для жесткого программирования этих последовательностей в ENIAC потребовалась команда людей-компьютеров, которые могли бы выполнять уравнения вручную.

Связано: Положение женщин в сфере технологий

Шесть женщин ENIAC и 30-тонный компьютер

Для выполнения задания были выбраны шесть молодых женщин: Фрэнсис «Бетти» Холбертон, Кэтлин «Кей» МакНалти, Марлин Вескоф, Рут Лихтерман, Фрэнсис Спенс и Джин Дженнингс.У женщин не было прецедентов или руководств, которым нужно было следовать, и им пришлось самостоятельно обучаться функциям 30-тонной машины, которая состояла из примерно 70 000 резисторов, 10 000 конденсаторов и 6 000 ручных переключателей. Чтобы ENIAC мог работать с дифференциальными уравнениями, программистам приходилось разбивать громоздкие последовательности на более мелкие и упрощенные шаги и буквально вручную программировать машину площадью 1800 квадратных футов.

Результат был революционным.

Шесть женщин ENIAC успешно сумели сократить расписание по баллистическим уравнениям с 30 часов до секунд.В феврале 1946 года, всего через несколько месяцев после окончания войны, общественности был представлен первый в мире электронный компьютер. Но ни один из ее программистов не присутствовал и не назван.

Вместо этого инженеры-мужчины Преспер Эккерт и Мочли прославились и приписали полное создание и функционирование ENIAC. Несмотря на то, что они продолжали делать себе имя в отрасли, на женщин-программистов и их вклад не обращали внимания почти 70 лет - на празднование 50-летия проекта ENIAC большую часть команды даже не пригласили.

DreamHost серьезно относится к инклюзивности

Мы регулярно сообщаем о разнообразии, доступности и представленности в индустрии высоких технологий. Подпишитесь на нашу ежемесячную новостную рассылку, чтобы не пропустить ни одной статьи.

Возвращение к истории

В 1980-х годах молодая студентка по информатике Кэти Клейман была разочарована небольшим количеством женщин в ее классах. Изучая роль женщин в информатике, она наткнулась на фотографии проекта ENIAC, на которых были фотографии программистов ENIAC без подписей.

По словам Клейман, когда она спросила профессора о женщинах, ей ответили, что это, скорее всего, «дамы-холодильники», модели, которые позировали с машиной, чтобы сделать ее более привлекательной. Поиски пионеров программирования привели к 20-летнему проекту под названием «Проект программистов ENIAC», который призван продвигать шестерых женщин и их вклад.

То, что обнаружили Клейман и ее сотрудники, обнадежило.

В то время как история быстро пыталась их забыть, женщины ENIAC продолжали продвигаться вперед с технологическим прогрессом.Каждая женщина оставила свой след в этой области: Лихтерман оставалась участником программы ENIAC в течение двух лет, чтобы обучать новых программистов, а Холбертсон и Дженнингс помогли преобразовать ENIAC в машину с «хранимой программой». Холбертсон создал первую программу, которая позволяла сортировать и хранить большие файлы данных, и позже члены команды работали над разработкой руководящих принципов и стандартов для универсального языка программирования. Остаток своей карьеры Дженнингс провела, работая над тем, чтобы сделать компьютеры более доступными и простыми в использовании.

Проект «Программисты ENIAC» окупился - не только как способ увековечить память первых программистов, но и как способ популяризации важной работы, которую женщины сделали и продолжают делать в этой области. В этом году исполняется 70 лет с тех пор, как первый электронный компьютер был представлен миру, и хотя имена программистов были временно утеряны для истории, теперь они заняли свое законное место в зале славы, вдохновляя следующие поколения пионеров.

Связано: 30 способов стать союзником женщин в сфере технологий

Feature image caption: Две женщины подключают к правой стороне ENIAC новую программу в дни « до Neumann»."НАС. Армейское фото »из архива Технической библиотеки АРЛ. Стоит: Марлин Вескоф. Приседая: Рут Лихтерман.

Пионеры программирования ENIAC

В 1942 году, в середине Второй мировой войны, военное министерство США обратилось к женщинам-математикам с призывом к зарплате в 2000 долларов в год с премией в 400 долларов за работу по субботам. Работа по ручному вычислению баллистических траекторий в Школе Мура была прекрасной возможностью для молодых женщин зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом - математикой - и одновременно служа своей стране.Адель Голдстайн вместе с Мэри Мочли обучили подходящих кандидатов этой задаче. Недавно вышедший замуж и только что окончивший Мичиганский университет со степенью магистра математики, Голдстайн также разработал рекламные объявления и путешествовал по стране, набирая женщин из колледжей и университетов.

Среди 80 из 100 ответивших на звонок были Кэтлин МакНалти Мочли Антонелли, Марлин Вескоф Мельцер, Фрэнсис Билас Спенс, Фрэнсис «Бетти» Снайдер Холбертон, Элис МакЛейн Холл (единственная афроамериканка в программе) и Рут Лихтерман Тейтельбаум .Позже Джин Дженнингс Бартик, дочь фермера из Миссури, получившая степень бакалавра наук. по математике сел на поезд до Филадельфии, чтобы присоединиться к ним.

Для женщин, которым часто говорили, что им следует растить детей, а не изучать математику, изучение обратной интерполяции по Голдстайну должно было быть тонизирующим средством. «В первый день занятий в школу вошла эта женщина, одетая в юбку и блузку, с сигаретой, свисающей со стороны ее рта», - написала Бартик в своей автобиографии. «Она села на край стола, закинув левую ногу из-за угла, и начала читать лекцию… Я точно знала, что сейчас нахожусь в большом городе!»

Поскольку военное министерство отчаянно нуждалось в данных для таблиц стрельбы, давление было высоким.Каждая баллистическая траектория рассчитывалась вручную по 40 часов. Несколько счастливчиков (Бартик, Антонелли и Спенс) были назначены на дифференциальный анализатор. По прозвищу «Энни», гигантский калькулятор имел длину 35 футов и представлял собой набор темпераментных распределительных валов, шестерен и колесно-дисковых «интеграторов». Каждая проблема требовала кропотливой ручной настройки. В хорошие дни Энни могла выполнить 40 часов вычислений за 15 минут. В плохие дни ее шестерни соскальзывали и останавливались.

Даже с десятками женщин, вручную считающих шесть дней в неделю в переоборудованном братском доме поблизости, и с Энни, ускоряющей процесс, таблицы увольнения все больше и больше отставали.Требовалось больше «лошадиных сил». На первом этаже школы Мура эта замена вышла на первый план.

Программирование с завязанными глазами

Филадельфия кипела в летнюю жару 1945 года, а в школе Мура было всего две комнаты с кондиционерами. В одном размещался дифференциальный анализатор; другой держал сверхсекретный ENIAC, спрятанный за дверью с надписью «ЗАПРЕЩЕНО». Иногда по утрам рабочие, ремонтирующие крышу школы, собирались у этой двери, надеясь подышать прохладным воздухом.

Адель и ее муж, капитан Герман Голдстайн, доктор философии, которые обеспечили финансирование программы, помогли выбрать женские компьютеры для программирования ENIAC, и, хотя за ней не было последнего слова, поддержка Адель имела вес. Пятьдесят лет спустя, в журнале IEEE Annals of the History of Computing , Бартик вспоминает, как его интервьюировал доктор Голдстайн. «Я помню, как он спросил меня, что я знаю об электричестве. Я сказал, что прошел курс физики и знаю E = I / R . Он ответил, что действительно хотел знать: «Ты этого боишься?» Я ответил, что не боюсь.Она также вспомнила, как Адель посмотрела на нее, а затем кивнула мужу, когда они вышли из комнаты. Вскоре Бартик получил работу.

Импровизация была правилом дня. Небольшой группе женщин пришлось программировать этот компьютер, разбивая дифференциальные уравнения на отдельные шаги, которые компьютер мог бы обработать, но у них не было допуска, чтобы это увидеть. «Они предоставили нам большие блок-схемы блоков ENIAC, и мы должны были изучить их, чтобы понять, как его программировать!» - сказал Бартик.

После очистки женщины вошли в логово ENIAC. В мини-документальном фильме Кэтрин Клейман «Компьютеры» 2014 года, - вспоминает Антонелли, - «мы узнали, можно сказать, задним числом. Сначала мы узнали о [электронных] лампах, а затем пришли и узнали, что делает передняя панель ».

В фильме Клеймана Бартик разработал. «Для программирования потребовалась грандиозная задача индивидуального подключения сотен кабелей от одной части машины к другой и тысяч ручных переключателей.ENIAC был сукой для программирования. Это была параллельная машина, поэтому одновременно могло выполняться множество различных операций. Вы должны были согласовать их время, чтобы все могло вернуться в синхронизм ».

Клейман, основатель проекта программистов ENIAC, юрист, писатель и историк, провел 20 лет, исследуя эту тему. «Если вы посмотрите на панели для ENIAC, вы увидите аккумуляторы, которые складывают, вычитают и сохраняют», - пояснила она. «У трех множителей не было хранилища.Чтобы сделать умножение, вы буквально вводили числа из перфорации для карт. Два аккумулятора сохранили два числа, и вы должны подключить эти числа через двухразрядный кабель к высокоскоростному умножителю, а затем ввести программный импульс. Если умножитель получит импульс в нужное время, два числа умножатся. Затем этот номер переносится другим цифровым кабелем в аккумулятор для хранения. Поэтому, когда Джин говорит, что «это параллельная машина», время множителя, квадратного корня и накопителя различается, и вам поможет, если вы не уследили за ним.

«Эти женщины были великолепны - построение баллистической траектории на ENIAC было ошеломляющим уравнением», - сказал Клейман. «Мы уже 20 лет говорим о том, что они сделали, и нам сказали, что, поскольку они были женщинами, это не имело значения».

Быстрее пули

«Это заняло целую большую комнату, и она была черной и темной, насколько это вообще возможно, и это было просто чудовищно», - вспоминала Бетти Снайдер Холбертон в документальном фильме Клеймана. «Вы не представляете, что такое сегодня компьютер по сравнению с ним!»

Там, где «Энни» была зверем, ENIAC был бегемотом.С 18 000 электронных ламп, 70 000 резисторов, 10 000 конденсаторов, 1 500 реле и 6 000 ручных переключателей, ENIAC был 80 футов в длину, весил 30 тонн и занимал 1 500 квадратных футов. Он потреблял 150 кВт электроэнергии, хотя, вопреки распространенному мифу, включение не привело к затемнению света в Филадельфии. Если одна из этих 18 000 электронных ламп взорвется, ни один из расчетов не будет правильным. Лихтерман и Вескоф стали мастерами поиска неисправных трубок, сократив процесс до минут.

К началу 1946 года ENIAC был готов к крупному плану - почти.В отчете IEEE Annals Бартик вспоминал: «В ночь перед демонстрацией программа траектории работала отлично, за исключением того, что она не прекращала вычислять, когда рассчитывалась, что она упадет на землю. Это продолжалось. Мы с Бетти все проверяли и перепроверяли примерно до 2 часов ночи. Ночью Бетти дошла до того, что случилось. На следующее утро она пришла и щелкнула одним выключателем на главном программаторе, и проблема была решена. На самом деле, Бетти могла рассуждать логичнее, пока спала, чем большинство людей наяву.”

Пресса, а затем ученые и технологи заполнили комнату для демонстрации из двух частей. «День, когда ENIAC был представлен миру, был одним из самых захватывающих дней в моей жизни», - сказал Бартик в фильме Клеймана. «Демонстрация была потрясающей. ENIAC рассчитал траекторию быстрее, чем пролетела пуля. ENIAC был в 1000 раз быстрее, чем любая машина, существовавшая до того времени ».

После безупречного внедрения изобретатели, инженеры ENIAC и армейское «начальство», финансировавшее программу, устроили праздничный ужин, чтобы отпраздновать это событие.Женщин-программистов не пригласили. Они не были названы ни в одной всемирной газете и в последующих материалах кинохроники.

«Дамы-холодильники»? Подумай еще раз

Термин «дамы-холодильники», вероятно, относится к рекламной технике, когда модели позируют с машинами, чтобы помочь им продать их. «Был постоянный поток людей, которые приезжали, чтобы сфотографироваться, и, конечно же, они фотографировали нас рядом с машиной, как современные модели», - сказал Бартик в «The Computers». «Мы были польщены тем, что нас считали достаточно хорошенькими, чтобы стоять рядом с этой машиной.”

Когда их не называли моделями или «холодильниками», они не упоминались. У женщин были ученые степени по математике, но их первоначальная классификация как гражданских лиц, работающих в военном ведомстве, была «субпрофессиональной», а мужчин с таким же образованием и опытом - «профессиональными».

Только когда женщины-историки, такие как Клейман, начали писать на эту тему, был начат поиск названий «моделей» ENIAC. «Я изучал информатику и любил программирование», - сказал Клейман.«Но когда я попала на курсы продвинутого уровня, там было очень мало женщин, а иногда и совсем нет. Таким образом, возник вопрос: принадлежат ли женщины к компьютерам? Я знала только двух главных женщин в истории вычислительной техники: Аду Лавлейс и Грейс Хоппер, и это не заставляло меня чувствовать тепло и неуверенность в своем будущем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *